«Все познается в сравнении». По всему СССР на автомобиле в 1982 году. Часть 2

Эта статья — продолжение.
Первая часть находится по этой ссылке.

28 июля.

Утром отец  разбудил в 8 часов. Спать хочется ужасно. Ночь была не очень холодная или палатку верхнюю ближе к земле прижали, потому что, не смотря на  ветер, который был ночью, (я выходила посмотреть, не упали ли брюки) в палатке было тепло.  Попили чай, собрали все и в Ригу. Едем, вдруг знак, запрещающий ехать прямо, а дорога в Ригу именно прямо. Покрутились, поспрашивали и поехали прямо. Через некоторое время увидели пост ГАИ и надпись «Въезд по пропускам». В общем, ехали по запретной зоне.

В Ригу въезжаем по мосту интересной конструкции. Бежим в Домский собор, а он закрыт, среда – выходной день. На улице холод жуткий. Одеваемся и дрожим, кофты продуваются, а плащи мятые, да и неудобно, местные жители  ходят в платьях и едят мороженое. Правда, мороженое встречается редко. Останавливаемся на улице Ленина, на ней расположены  магазины. Папа идет по своим, а мы по всем остальным, через два часа встречаемся у машины. Пробежали по магазинам, в общем-то, ничего, в продуктовых ассортимент похуже, чем, в Эстонии.  За мясом или колбасой  стоит такая очередь как у нас. Обедаем в кафе, ставим на почте штамп в нашу маршрутную книжку, заходим в Универмаг, (какой-то он зашарпанный) и едем  в Саласпилс. Небо совсем нахмурилось,  дует холодный пронизывающий ветер, кажется, вот-вот пойдет дождь.

О Саласпилсе – лагере смерти, рассказывает бывший его узник. Очень жутко стучит метроном – бегущие секунды, как стук сердца. Страшно подумать, сколько народу  погибло. Здесь понимаешь, что самое главное – это все-таки мир, а остальные наши беды, невзгоды по сравнению с этим всенародным страданием ничто. После Саласпилса едем в Вильнюс, когда доберемся, не знаю, уже 20 часов, а мы еще в Латвии. Скоро надо будет искать кемпинг Наточка уснула, умаялась бедненькая. Нашли дорогу на Вильнюс, едем. Я вспомнила, что у нас нет воды, останавливаемся, набираем воду в каком-то дворе. Местные мальчишки читают надпись на лобовом стекле, обходят машину вокруг, но ничего не спрашивают. К концу дня, наконец, выглянуло солнышко. Слава Богу! А то у меня папины брюки  целый день лежат сзади и не высохли.

Не знаю, писала или нет, что в Прибалтике очень большие дома, вокруг чистота и порядок, перед домом цветы, травка. Просто прелесть. Дома кирпичные или из белого камня. Останавливаемся в зоне отдыха у дороги. Домик открыт с одной стороны, чистенько, стол, лавки, камин, неподалеку туалет, тоже чистый. Едем дальше. Указатель: Литовская ССР. 21 час. Посмотрим как тут в Литве. Проехали несколько деревень, дома из белого кирпича, двухэтажные, редко одноэтажные и очень большие, целые терема. Есть и деревянные дома и деревеньки пожиже, но все  аккуратно и красиво: перед домом цветы, а все хозяйственные постройки и не видно, не то, что у нас в России: перед домом и туалет, и дрова, и хозсооружения. По пути у дороги   встречаем ветряные мельницы, как переехали границу, т. е. в Литве. Час едем и не можем найти место для стоянки, то деревни, то город, то голое место, то хутор. Кемпингов нет до самого Вильнюса. Наконец, нашли съезд с дороги в лесочек. Сначала хотели обосноваться перед лесом, но потом папа нашел полянку в лесу. Ставим палатку, подъезжает еще одна машина. Они разводят костер, а мы на примусе жарим картошечку. Уже 23 часа. Холодно. Быстро ужинаем и спать. Комаров нет, зато рядом аэродром. Это ужасно, слышно, как заводят самолеты, а взлетают прямо над этим леском. Гул, свист, как на войне. Самолеты взлетают всю ночь, вероятно, это военный аэродром. Ночью Наташа просыпается от гула, ей страшно, но потом снова засыпает. А я провожу совершенно ужасную ночь. Долго не могу уснуть от этого гула и свиста, потом просыпаюсь от холода. По палатке гуляет ветер,  видно, палатку поставили неправильно, лицом к ветру. Укрываю Натку с головой, на Маринку набрасываю свою кофту, на себя надеваю еще одно трико, чтобы согреть ноги.

29 июля.

Утром просыпаемся рано, в палатке холод, лежать нет сил и вылезать страшно. Мне лежать все равно холодно, и я вылезаю. По-моему на улице теплее. Витя идет на первое место, где мы хотели остановиться, там вообще жарко. Ну и ну! Как же мы так оплошали. В этом лесу даже земля не прогревается, очень высокие деревья и такой он мрачный. Пьем чай, немного отогреваемся, выходим из этого холодного леса и раздеваемся. Жарко, можно загорать. Собираем вещи и дальше в путь. Девчонки обнаружили малину, целые заросли. Пособирали немного, едем в Вильнюс. Солнце сияет, будто и не было кошмарной холодной ночи. Странно здесь расположены  дома. Хуторами. Там два дома, там домик, через километр еще 3 дома, есть деревни с добротными домами, но очень много хуторов. Дорога отличная, я на ходу крашу глаза, а скорость 100км/час. Да, здесь указатели, каких мы не встречали до сих пор –«100» и «80», т.е. скорость не должна превышать эти цифры. У нас в крае таких знаков точно нет, а в РСФСР вообще скорость на дорогах не выше 90км/час.

Въехали в Вильнюс, остановились, и папа с Мариной бегут в экскурсионное бюро. Приносят билеты на экскурсию по городу. Едем обедать в блинную. Выбиваем разные знакомые блюда. Молочного супа не оказалось, его заменяют сладким супом. Это что-то очень странное: там и изюм, и клецки, и бульон типа киселя. Папа отказывается, уступаю ему свой борщ и пробую это непонятное сборище под названием «сладкий суп», оно чем-то напоминает нашу окрошку, которую я,  кстати, не люблю. После обеда автобусная экскурсия. Нам показывают старый Вильнюс: узкие улочки, мощенные брусчаткой, Университет, который представляет собой очень интересное сооружение. По-моему, если на него смотреть сверху, то он будет похож на соты в пчелином улье. Дворики закрытые, заходишь в него и кажется, что дальше ничего нет, но это впечатление обманчивое, спускаешься или поднимаешься по лестнице и попадаешь в другой дворик. Мы побывали в трех, очень красиво: и здание, и сами дворики, и фрески на стенах. Нас возили и по новым районам на другом берегу реки. Надо сказать, что я в автобусе согрелась и немного приспнула, но кое-что все-таки  видела.

После экскурсии пробежались по Детскому миру, купили кое-какую мелочь. Плаща и сапог Наточке не увидели, Марине пальто тоже не нашли. Заходим в продмаг: куры, мясо говядина, колбаса по 2,2 рубля, масло в упаковке по 100г и какой-то крестьянский сыр, очередь небольшая – конец рабочего дня. Берем продукты и едем искать ночлег. Едем в Тракай, чтобы утром посмотреть Тракайский замок. Едем по указателю, приезжаем, там турбаза какого-то завода. Едем в другую сторону, там  должен быть кемпинг, доехали, это — палаточный городок. Ставим палатку, я готовлю ужин, Витя возится с машиной и общается с мужиками. Выхожу из-под тента и глазам своим не верю – Крейда Николай Александрович, наш преподаватель по Университету. Оказывается, он живет в Одессе, у него «Волга», любит путешествовать, но раньше все по Кавказу, а вот теперь решил по Прибалтике. Это его сынишка приходил к нам, спрашивал, откуда мы, а когда узнал, что из Владивостока, то сказал, что был там. Мы решили, парень просто сочиняет, как все дети, а он действительно был во Владивостоке.

Витя разговорился с одним зубным врачом с Украины, который родом из Сибири. Говорит, что с хохлами трудно жить. Ужин готовим в «предбаннике», натопили, тепло. Варим куриный суп, дома надоел, а вот через месяц соскучились. Мальчик приносит парное молоко, берем, 40коп/литр. Ужинаем, ужин царский, всего полно. Моем посуду, суп еще на утро остался. Обследуем коммунальные удобства и удивляемся, за что берут деньги: 50коп. за машину и 25коп. с человека. Воды нет, туалет уличный в самом плохом смысле слова. Хорошо еще, что озеро рядом, моем в нем руки, лицо и  ложимся спать.

30 июля.

Утром проснулись, холодно, но теплее, чем в прошлую ночь. Позавтракали оставшимся с вечера куриным супом. Мальчик снова принес парное молоко, купили, выпили  все по кружке, остатки пришлось допивать папе, так как не было банки, чтобы перелить. Собираемся, переодеваемся, подскакивает Крейда, дает свой адрес, вернее телефон в Одессе. Мы на всякий случай записываем.

Едем в Тракай, ставим машину на платную стоянку (50коп.) и идем в сам замок. Он расположен на островах, вокруг большое озеро, в Литве вообще много озер. Покупаем билеты и тихо присоединяемся к  какой-то экскурсии. Рассказывают о замке и его создателе, а вернее хозяине. Сначала попадаем в наружный двор, где жили воины, а потом в сам замок, где жил князь. В замок проходим по мосту, перекинутому через ров (60 метров шириной), окружающий замок, и попадаем во внутренний дворик, сразу веет средневековьем. Обходим все 3 этажа, рассматриваем экспозиции, выставленные экспонаты, найденные там при раскопках и другие. Мне очень понравились два кресла и столик, сделанные из рогов и копыт, это начало 20-го века. Очень оригинальные. Замок был сильно разрушен во время войны, сейчас уже кое-что восстановили, часть еще  в стадии восстановления. Осматриваем колодец верности. На нем проверяли, верна ли жена. Она должна была ходить по краю колодца и если упадет, то значит неверная.

Покупаем сувениры и едем в Вильнюс. Там обедаем в ресторане-погребке. Полумрак, спокойная негромкая музыка, не мешающая разговаривать. По винтовой лестнице поднимаемся на балкончик, туда нам показал швейцар – молодой парень. Неплохо пообедали, приятно посидели в старом замке. Вышли из ресторана, бабки продают иконки на шею. Я купила Матку-боску и цепочку серебряную за 8 руб. Сейчас в автомагазин и в Минск, или вернее в Барановичи. В автомагазине ничего нет. Едем в Барановичи. По дороге я немного вздремнула, когда проснулась, проезжали указатель «Конец Литвы».

Началась Белоруссия. Названия написаны на русском и белорусском языках. Едем по многострадальной белорусской земле. Переезжаем реку Неман, мост охраняется. До этого проехали город Лиду (1380г.). Я говорю, где же старина, совсем забыла, что фашисты все сносили на  своем пути. Проезжаем какой-то замок или крепость, которая восстанавливается. Белорусский пейзаж: то поля до самого горизонта, то  подступающий к самой дороге, лес смешанный или сосновый, темный, сумрачный, в нем как-то жутковато. Город Слоним, он еще старее Лиды, 1038 год.

Наконец, Барановичи, ищем улицу Водопроводную. Вот эта улица, вот этот дом, кто-то возится в гараже. Коля! Мой двоюродный брат. Он очень удивлен, мы ведь не собирались ехать в Барановичи. Так мы решили потому, что больше не было сил ночевать в палатке, да и постирать надо, после Ленинграда ничего большого не стирали, только папины брюки. Аня, жена Коли, ушла на работу, детей тоже дома не было. Коля показал нам свое хозяйство: нутрии, кролики. Дом у него большой – 4 комнаты и кухня, коридор, ванная с газовой колонкой. Дом он еще достраивает, так что у него полуцивилизация, все не доделано до конца, не убрано и вообще работы непочатый край. Коля накрыл стол, посидели, потом я пошла мыть девчонок. Пришла Аня, дети: Сережа с женой и сынишкой  Димой, Ира с женихом. Познакомились, дети уже такие взрослые. Посидели еще все вместе, поговорили и разошлись спать.

31июля.

Утром встали несколько поздновато, девчонки еще спали, я быстренько все перестирала, накопилось прилично. Потом приехали Коля с Аней, позавтракали все, и мы в 12 часов двинулись в Брест. Брест у нас не был запланирован, времени не хватало, но посмотреть хотелось, а, уж,  коль изменили маршрут  и заехали в Барановичи, то 200км. до Бреста можно проскочить. На выезде из Барановичей, на повороте был знак «Стоп», папа посмотрел, что дорога свободная и поехал, не останавливаясь. Остановил нас милиционер и как придрался, думали дырку сделает, нет, только промурыжил, даже штраф не взял. Дорога в Брест отличная, летим 100км/час, и не чувствуется. Перед Брестом табличка до Бреста столько то километров , до Варшавы по моему 200, смеёмся может поедем в Варшаву. Указатель «Брест», стоит монумент – стена Брестской крепости и на ней написано «Брест». Доехали за 3 часа благодаря такой дороге. Ищем крепость, по пути видим Московскую улицу, по ней мы въехали в город. Находим дом Ремы, моей двоюродной сестры, дома только дочь Люда. Едем в Брестскую крепость, последняя экскурсия в 16 часов, а уже осталось 5 минут. Успели, присоединились к одной небольшой группе, прошли по музею. Боже, сколько пришлось вынести защитникам  крепости. Гитлер отводил 8 часов на взятие ее, а крепость держалась больше месяца. Военные, их жены, дети, все встали на защиту. И, как сказала экскурсовод: « Крепость не сдалась, она истекла кровью». Когда слушаешь рассказ экскурсовода, смотришь на фотографии, наворачиваются слезы и комок подступает к горлу. Чтобы из крепости не стреляли,  гитлеровцы погнали впереди себя женщин и детей, стрельба утихла. Тогда женщины закричали: «Стреляйте, не жалейте нас!» и стали падать на землю, открыв фашистов. Это один из эпизодов и слушать это спокойно нельзя. Мы осмотрели все монументы, спустились в остатки крепости, посмотрели кинофильм.  Возле главного монумента – вечный огонь и возле него в карауле стоят комсомольцы. Смена караула как у мавзолея в Москве, но  поставлено похуже, чем в Новосибирске. Там все делается очень серьезно и так чеканится шаг, просто как настоящие солдаты. У входа в Брестскую крепость на развалинах монумент «Звезда»  через определенные промежутки  времени звучат позывные Москвы, затем звуки летящих самолетов, сбрасываемых бомб, и голос Левитана извещает о нападении фашистов, звучит песня  «Священная война» и звук метронома, как в Саласпилсе. Возле главного  монумента установлен штык высотой 100 метров, там звучит скорбная музыка и поет женский хор, эта музыка звучит 9мая по телевизору в минуту молчания в память о погибших.

Едем к Реме, уже все дома. Самое смешное, что ни мы их, ни они нас в лицо не знают, ведь меня увезли в 6 лет, то есть прошло 33 года. Они оказались приветливыми, гостеприимными людьми. Посидели, выпили, вечером поехали снова в крепость. Она горела огнями, все развалины освещены красными прожекторами, кажется, будто крепость полыхает, это производит более сильное впечатление, чем днем. Вернулись домой в первом часу ночи и спать.

1 августа.

Сегодня  начинается последний месяц лета. Встали очень поздно. Ночью или даже под утро шел дождь. Позавтракали, поговорили, Рема подарила нам книги. Пришла Люда, мы всех пригласили в гости. Люда сказала, что, пожалуй, на следующий год приедет. Сфотографировались, сняли на кинопленку и дальше в путь. Поехали в Брестскую крепость, папа доснимал, то, что не снял вчера. Едем в Барановичи. По дороге останавливаемся, какой-то странный лес, на соснах прищеплены воронки и что-то в них течет. Оказывается, это сбор смолы, на стволах сделаны срезы, а у дороги — надпись, что в этом лесу сбор ягод и грибов запрещен, так  как отгон смолы ведется с помощью сильнодействующих ядохимикатов.

Приехали в Барановичи, ищем почту. До Барановичей доехали за 2часа 30мин., то есть на 30минут быстрее, чем в ту сторону. Нашли почту, заскочили за 10 минут до закрытия, в спешке упаковали 3 ящика, мешков не было и отправили. Еще «прилично» осталось отсылать, может, из Киева отправим. Едем к Коле, на улице опять стало холодно. Что за напасть, холод преследует нас везде. Когда, наконец, будет постоянно тепло. Девчонки видно уже устали, хотят домой, особенно Марина. У нее прямо ностальгия, хочет домой до слез. Я думаю, станет тепло, и эта хандра пройдет. Посмотрели кино, поговорили, выпили, естественно. Я заказала разговор с Киевом  и Владивостоком. С Киевом поговорила, а во Владивостоке телефон не отвечал, ни наш, ни бабы Ани, ладно, из Севастополя  закажем. Ну, все, наконец, все улеглись спать. Наточка сегодня весь вечер просидела у клеток с кроликами, еле вытащили ее покушать и спать.

2 августа.

Утром встали в 8 часов, сегодня едем в Минск. Позавтракали, попрощались, сфотографировались. Еще час мотались по Барановичам, Витя, а вернее Коля для Вити пытался достать колеса, но ничего не получилось. Едем в Минск, погода испортилась совершенно, уже пошел дождь. Конечно, ехать в пасмурную погоду лучше, но ходить по мемориалам и по городу в холод и дождь удовольствия мало.

Доехали до Хатыни, предварительно поплутав возле кольцевой дороги. Пока ехали, прочли проспект «Хатынь», очень хорошо и подробно написано. Приехали, присоединились к одной из экскурсий и прослушали снова, то, что прочли. Просто волосы дыбом встают, какие зверства творили фашисты. Сколько людей погибло не на поле сражения, а сожжено, расстреляно, замучено. Сколько наших деревень стерто с лица земли, сколько погибло детей, не успев пожить, а некоторые едва народившись на свет. Когда слушаешь и читаешь о творимых фашистами зверствах, то думаешь, люди ли это или чудовища в образе человечьем. К Хатыни постоянно подъезжают автобусы, машины личные со всех уголков страны: Минск, Киев, Ленинград, Литва, Латвия. Все в скорбном молчании стоят у вечного огня. У всех памятников и обелисков – живые цветы. После Хатыни мы молча едем в Минск, каждый про себя переваривает услышанное.

Обедаем в придорожном ресторане «Партизанский бор» и едем в Минск. В Минске останавливаемся у Детского мира, заходим. Батюшки! Чего тут только нет: детские платья из натуральных тканей разных фасонов и расцветок. Все очень хорошенькие. Много трикотажа бельевого, верхнего и спортивного. Костюмы всех размеров висят просто так, и обувь есть. Очень неплохой магазинчик. Потом проехали в центр на главпочтамт, поставили штамп в маршрутную книжку и двинулись в сторону Кучина (родина моей мамы) где-то в девятом часу вечера. До Бобруйска добрались благополучно, но потом небо потемнело, стало прямо черным, в реке вода тоже черная. А когда выехали за Бобруйск, то разразилась гроза. Молнии сверкают, гром гремит, вода хлещет как из ведра, дворники не успевают убирать воду со стекол. Едем еле — еле, просто ползем, но останавливать водитель со штурманом не хотят. Наташа тоже проснулась, ей страшно ехать. Наконец, выехали из эпицентра грозы, дождь стих, а молнии все сверкают. Через несколько километров снова начался дождь. Однажды молния так сверкнула, прямо перед стеклом, что мы все буквально ослепли на некоторое  мгновение. Время уже 23 часа, когда же мы доберемся, еще ехать Бог знает сколько. Около 24 часов доехали до Болотни, долго там плутали, пока нашли дорогу на Каменку. А в Каменке встретили пару молодых людей, которые показали, где сворачивать в Кучин. Вот мы и в Кучине, деревне моего детства. Нашли дом Шугаевых, маминой родной сестры, стучу в окно, всех перебудила.  Наточку решили не будить, и отец понес ее прямо в спальном мешке, но не вписался в дверной проем  и стукнул ее головой об косяк, от чего Наташа и проснулась. Аня, моя двоюродная сестра, давай собирать на стол. Натку с Мариной уложили спать, а сами посидели, поговорили, выпили и тоже спать.

3 августа.

Утром встали рано, несмотря на то, что вчера легли уже во втором часу ночи. В девятом часу мы позавтракали и решили навестить бабу Дуню,. Когда баба Дуня нас провожала, то подошла Надя, жена Жени и повела нас к себе. Жени еще дома не было, мы посидели, поговорили и пошли к дяде Павлу. Тетя Настя (его жена и сестра бабы Ани) только что ушла на сенокос, и мы ее не застали. Поговорили с дядей Павлом, вернее он рассказал  о своей жизни и угостил яблоками. Сфотографировались на память, и отправились к Женьке снова. Он уже был дома, толстый, с ячменем под глазом. Они усадили нас обедать,  выпили, конечно, я выпила немного самогона и  ужасно опьянела. Потом все пошли на кладбище на могилу деда, бабушки, навестили могилы тети Оли Калиновской (сестры бабы Ани), Володи Шпакова (сына тети Ани). Вернувшись к Ане, Витя лег отдыхать, Наташа села писать письмо Свете, а я  дневник. Да, деревня и есть деревня. Самый приличный и чистый дом внутри, пожалуй, у Ани, почему мы у нее и остановились. У Женьки все тот же двор, правда, туалет он переделал, но система та же самая, разве что  куры на голову не гадят. А вообще-то я уже далеко отошла от деревни, и все мы давно привыкли к цивилизации и назад сложно возвращаться. Я все думаю, как это Галка  Кустовская  вернулась.

После обеда вымыли машину, Марина отполировала ее, а вечером собрались все у Ани. Пришли Женька с Надей, тетя Настя с внучкой, Люба (дочь тети Оли). Долго сидели, разговаривали, разошлись почти в час ночи. Мы приехали в такое время, когда у них дел невпроворот. Две недели шел дождь, и вот только установилась погода, поэтому они все на сене. Сушат сено для своих коров, нельзя терять ни дня. Все нам говорят: «Побудьте еще дня два, три», но у нас нет времени, да и что там делать. Маринка, как только приехала, готова была сразу уехать. А Наташа нашла себе подружек, а главное, в доме были котята, с которыми она с удовольствием играла.

4 августа.

Утром  встали, часов в 8. Аня уже столько дел переделала. А мы  как «тунеядцы». Посидели, покушали, выпили, конечно. Пришел Женька, они с Иваном прилично выпили, потом Иван схватил  велосипед и поехал на сено, даже не сфотографировался. Подошли тетя Дуня с Сашей, Валя,  мы с ними  запечатлелись на память, когда еще приедем. Сходили к дяде Павлу и тете Насте, тоже все сфотографировались. Дядя Павел выкатил мотоцикл, посадил на него внука и тоже попросил сфотографировать, потом нарвал нам целую сетку яблок и даже ветку с яблоками отломал, а тетя Настя две ветки  красной смородины. Распрощались, вернулись домой, там уже Аня пришла, хотела покормить нас обедом, но было еще рано. Она надавала нам в дорогу варенья, сухофруктов целый мешок. Посидели немного на дорожку и в 12 часов выехали.

Едем по Беларуси, по деревням продают яблоки ведрами и картошку. Остановились, яблоки стоят 4 рубля ведро, картошку не спрашивали. Обедаем в каком-то кафе в Гомеле. Погода сегодня ничего, Мариночка согрелась.

Едем дальше, проезжаем указатель, Черниговская область, значит, Беларусь закончилась, началась Украина. Вокруг сосновый бор, прямо возле леса продают грибы кучками, ведрами. Ведра с лисичками, вот бы нашего Сергея сюда, он очень любит лисички. Проезжаем город Чернигов. Деревни здесь идут одна за другой, и все они, как маленькие базары, только успевай смотреть по сторонам. Яблоки, сливы, груши, лук, чеснок, огурцы, картошка. Вот только помидор почти нет, померзли, так как в июне были заморозки. Яблоки – 1,5 рубля ведро; сливы, средняя чашка, в ней 2 кг. точно есть, а то и больше – 1,5 рубля; груши 15 штук – 1рубль. Яблок просто море, их продают  корзинами, ведрами, чашками, а у себя мы берем килограммами, и для нас очень странно, что огурцы, яблоки продают ведрами.

Ну, вот и Киев-батюшка, въезжаем в самый центр, едем по знаменитому Крещатику. Останавливаемся, звоним, телефон  постоянно занят. Идем в гостиницу, спрашиваем, забронирован номер или нет? Номер забронирован, оформляем документы. Гостиница «Москва», в самом центре Киева на Крещатике. Красота необыкновенная, сплошь иностранцы. Нам дали двухместный номер и раскладушку. Мы зашли —  номер отличный: телефон, телевизор, душ, а главное, туалет, диваны полутороспальные, так, что раскладушка нам не понадобилась.  При гостинице платная стоянка для автомобилей, сразу оформили машину, все как в сказке, спасибо нашей однокласснице Вере Мелентьевой. (в гостиницу в те времена устроится было тоже не просто, как правило мест не было) Возле гостиницы  памятник Ленину и фонтаны, водные каскады, красиво, особенно, вечером с подсветкой. Вечером никуда не пошли, развесили свои наряды, умылись, совершили другие немаловажные дела. Маринка ушла гладить, возвращается и говорит: « Давайте пятачки». Оказывается, там система: бросаешь пятачок, и 15 минут утюг греет, потом снова надо бросать денежку, иначе он отключается. Приготовили на завтра наряды и спать.

5 августа

Утром проснулись, а вставать с таких шикарных диванов не хотелось, но все-таки поднялись,  собрались и пошли в город.  Сначала решили поставить штамп в маршрутной книжке на почте, почтамт находится напротив. На почте нас погоняли от одного окна к другому, а потом отправили в горисполком, оттуда снова на почтамт. Более чем странно, что в Москве и Киеве такие бюрократы, в других городах не было никаких проблем, особенно в Прибалтике. Наконец, заставили купить марку и на нее поставили юбилейный штамп. Штамп поставили, но его совершенно не было видно, пришлось  ей поставить штамп рядом  без марки, как мы и просили. Спрашивается, чего гоняли, буквоеды чертовы.

Едем в Лавру, но сначала, пьем кофе. Вообще, здесь в центре, то едят стоя, но такие высокие столы, что Наташа за ними просто не может есть, так что кофе пьем  стоя,   и в Киево-Печерскую лавру, кстати, кофе стоит 28 коп.. Купили билеты и пошли осматривать церкви, соборы, пещеры бывшего мужского монастыря. Внутри церквей сейчас различные музеи, мы хотели посмотреть  музей миниатюр, но он закрыт до 10 сентября. Осмотрели церкви снаружи, послушали рассказ экскурсовода и отправились в пещеры. Эти пещеры искусственного происхождения, их вырыли монахи, они там жили и там же их хоронили. Грунт здесь песчаный, температура +12 градусов, поэтому тела не разлагались, а мумифицировались. В музее нам показали мумию купца какого-то нашего и Египетскую мумию. Египетская как скелет, а наша как высохший человек, сохранились черты лица, не просто череп. В пещерах узкие проходы, вдвоем можно разойтись только боком. .кругом стоят  гробы, в них лежат монахи, сквозь покрывало видны только руки, все остальное закрыто. За стеклами лежат черепа, или захоронения на досках, в колодах. Там же под землей церкви, в которых монахи молились. Пещеры очень длинные, мы побывали и в ближних и в дальних. Масса черепов, гробов, картины с  ликами  святых, захороненных в этих гробах. В общем, мы такого не видели. Лавра называется Печерской, так как  монахи жили в пещерах. Пещеры расположены довольно глубоко, до 15метров. Экскурсанты ходят не по всем пещерам, там еще много ходов, куда не водят. Среди монахов были затворники, которые замуровывали себя в кельях и оставляли только маленькое окошко, через которое  поступал воздух, и им приносили пищу. Конечно, это ужасно – молодые здоровые, судя по картинам, красивые мужчины хоронили себя заживо.

После Лавры поехали на вокзал, чтобы купить экскурсию по городу. Экскурсий уже не было, вернее народ стоял и ждал автобус, который неизвестно когда должен был прийти. Мы подождали минут 20, а потом сели на трамвай и поехали, куда глаза глядят. Увидели столовую (iдальню) и вышли. В этой столовой тоже высокие стойки и стулья как в баре. Пошли искать другую, и поиски увенчались успехом. В гостинице кооператор премиленько покушали за нормальными столами на нормальных стульях. Потом спустились в метро и приехали в свою гостиницу. Мы с Маринкой пошли делать маникюр, а папа с Наткой в номер. Маникюрша, как оказалось 17 лет жила во Владивостоке, пообщались. Вечером пошли  гулять по Крещатику. Красиво необыкновенно, но самая красота у нашей гостиницы. Каскады, фонтаны, все это светится, вечером еще красивее, чем днем. Народу возле фонтанов очень много.

Погода в Киеве хорошая, днем +27 градусов, вечером и утром +20 +21 градус. Наконец то, Марина согрелась. Вечером в гостинице дали горячую воду, мы все искупались, а потом я часов до двух ночи стирала. Около 24 часов дали Владивосток, мы поговорили с бабой Аней, бабы Кати дома не было.

6 августа.

Папа встал рано и поехал на станцию техобслуживания, где машине  нужно  было пройти очередное обслуживание и заменить амортизатор. Мы встали попозже,  не торопясь, умылись, причесались, нарядились и пошли завтракать в вареничную, которую видели вчера. Очередь была небольшая, покушали очень неплохо. Вареники с творогом, пельмени и вареники с мясом, такие я первый раз встречаю, у нас такого нет. Потом пошли по магазинам: ГУМ, обувной  ( взуття жиночьи), Детский мир (Детячи свiт),  ювелирный. Магазины неплохие, меха лежат, шапки из кролика тоже лежат, обувь приличная. Наточке купили пальто, были плащи, но ей широковаты, очень уж она у нас хрупкая. Потом снова пошли в вареничную, теперь уже пообедали и вернулись в гостиницу, папы еще не было. Немного отдохнули, и пришел папа. Техническое обслуживание он прошел, все сделали очень хорошо, и заплатил всего 50 рублей, из них 22 за амортизатор. Папа немного отдохнул и все пошли в стерео кино.

Пришли, билетов нет на сегодня и на завтра тоже, только на воскресенье. Ждем у кассы, вдруг будут. Витя с Мариной «ловят» билеты в дверях, я – у кассы. Продали 5 билетов, больше нет, я у кассы первая. Вите с Мариной повезло, купили с рук 3 билета, так что все пошли, на Наташу билет не надо, она сошла за пятилетнюю. В кино всем дали  очки, и началось кино, очень интересно и необычно. Когда мяч летит, то кажется прямо на тебя, ветка с виноградом перед тобой, протяни руку и сорви. Роза вообще у самого лица. Очки снимаешь, и этого эффекта нет. После кино пошли искать, где  можно поужинать, но с детьми в кафе и  рестораны не пускают, а столовые уже закрыты. Перекусили в  кулинарии бульоном с пирожком. Появилась другая проблема: у нас 10 рублей, и нам нечем дать сдачу, так как все деньги уже сдали, в общем, еле разошлись. Потом сфотографировались у фонтана, и пошли кататься на метро. Поехали, посмотрели станции, вышли на Крещатике, еще мы с Наташей прокатились на эскалаторе и пошли домой, то есть в гостиницу. Завтра последний день и мы должны до 12 часов дня  освободить номер. Вечером еще с Мариной погладили, послушали кино, так как изображение исчезало через 5 минут после включения.

7 августа.

Утром встали, собрали все вещи, пошли завтракать в вареничную, я и Наташа закусили мороженым, а папа с Мариной отказались, уже наелись. Кстати, мороженое было очень вкусное. Последний раз прошлись по Крещатику и в путь. Стали грузить вещи в машину, оказалось, что спустило левое заднее колесо. Пока папа менял колесо, мы навели порядок в машине, относительный. Ну, в путь! Сначала поехали к монументу «Родина-мать», но к нему милиция не пустила, вокруг идет еще благоустройство. Посмотрели издалека, монумент, конечно, впечатляющий, виден очень далеко. Все, прощай, Киев-батюшка, замечательный город, едем в Одессу, посмотрим как она Одесса-мама.

Едем по деревням, кругом  стоят ведра абрикосов, картошки, огурцов, слив; лук, морковь. Очень мало помидор. Абрикосы – 3рубля за ведро (в Новосибирске – 7 рублей за 1 кг.), картошка – 2руб. 50коп /кг. Мы купили сливы 3 литровые банки на 1 руб., помидоры – около 2 кг. – 1,5 руб., огурцы малосольные – 5коп. 1 штука, груши – 1 руб. кучка, а в ней больше 2 кг. Маринка только удивляется. И такое изобилие на протяжении всей дороги. Заезжаем на автозаправку,  рядом автовокзал и базарчик.  Покупаем домашнюю колбасу – 10 руб./кг., взяли 200г. на пробу. Едем, дальше солнце начинает садиться, надо где-то устраиваться на ночлег. Военный, который обещал показать нам хорошее место для остановки на ночлег, удул куда-то  вперед на своих желтых  Жигулях.  Ландшафт здесь чем-то напоминает наш: холмы и дорога ныряет как у нас, то вверх, то вниз и никаких указателей. Интересно, далеко  еще до Одессы или нет. Здесь холмы покрыты травой, а деревья и кустарники растут в долинах. Наши же сопки все в лесах, наши красивее, особенно осенью. Дорога узкая, одна полоса, очень много грузовиков, которые еле тащатся. Ну, вот и лиман, Хаджибейский лиман, что-то типа бухты, вернее соленого озера. Возле лимана большой базар, а на берегу палатки, машины. Съезжаем, ищем место, кругом жуткая грязь, сразу чувствуется: Россия-матушка. Бумаги, банки, пакеты, ступить негде, находим все-таки место, ставим палатку, готовим ужин. Время 21ч. 30мин., на улице темнеет, 22ч. – на улице совсем темно, как у нас, в двух шагах ничего не видно. Да, это уже юг. Включаем лампочку, ужинаем, моем посуду и спать.

8 августа.

Утром встали, папа сделал колесо запасное. Позавтракали, пошли, искупались в этом лимане, вода слегка солоноватая, как в Балтийском море, для утра довольно теплая. Собрали вещички и в Одессу, до Одессы -25 км. По пути прокалываем колесо, папа меняет. Что за напасть: за 2 дня уже 2 раза прокололись. Приезжаем в Одессу, ставим машину и идем топтать Дерибасовскую. Проходим по всей Дерибасовской улице, затем спускаемся немного по Потемкинской лестнице, фотографируемся. Интересные здесь деревья: каштаны, платаны, таких у нас нет. У платанов нет коры, они ее сбрасывают. Еще какие-то деревья с большими листьями и длинными стручками.  Мы разговорились с местной женщиной, она оказалась коренной одесситкой. Деревья с большими листьями, как у нашего каляпанакса и какими-то шариками – это платаны, как мы и думали или по простонародью бесстыдница. Еще она сказала, что городу нужен хозяин, что город очень запущен. Действительно, город очень грязный и какой-то обшарпанный. Посмотрели театр оперы и балета, театр красив, но тоже запущен. Дворец  графа Воронцова очень солидный, но совершенно в жутком состоянии, в нем сейчас дворец пионеров, но как все запущено, просто ужас. Стекла в фонарях выбиты, весь какой-то ободранный. И это город-герой. Мы считали, что наш город грязный, но Одесса перещеголяла  и значительно. Осмотрели еще некоторые улицы в центре, впечатление такое же. Обедаем в кафе, не менее грязном, чем город. Едем на вокзал, экскурсия по городу хоть сейчас, а в катакомбы надо занимать в 7 часов утра. Едем прямо в эту деревню.

Приехали, там сидит дедок, охраняет вход, нам сказал, что как только приедет экскурсия, он нас пустит  с ней. Сидим, ждем, уже 30 минут, но не мы одни ждем, здесь еще 2 машины стоят и похоже давно. Через 1,5 часа приехали автобусы с экскурсией, нам продали билеты и все пошли в катакомбы. Все стали парами, через пару дали свечу. Катакомбы – слово итальянское, оно означает пустоты под землей. Одесские катакомбы самые длинные, если их вытянуть в одну линию, то будет длинною от Одессы до Ленинграда. В войну там действовал  партизанский отряд Молодцова-Бадаева. Мы осмотрели кухню, спальни: мужскую и женскую, красный уголок, душевую, сушилку, воздушные колодцы, колодец связи. В катакомбах 3 яруса. Когда-то на этом месте было море, потом оно отступило, а ракушки спрессовались, и получился такой камень – ракушечник. Если хорошо присмотреться, то на срезе хорошо видны ракушки. Из этого камня строили дома, камень выбирали, распиливали на бруски и строили. В тех  местах, где ракушечник  выбирали и образовались катакомбы. В катакомбах сыро и совершенно темно. Рассказывая о партизанском отряде, экскурсовод сказала: «А теперь погасите свечи, чтобы ощутить катакомбы». Все погасили свечи и оказались в кромешной тьме, другого слова не напишешь. Жутко здесь оказаться одному, а без света вдвойне. Мы находились на глубине 13 метров. В катакомбах мы еще посмотрели  школу, в которой учились дети, находившиеся во время войны вместе с взрослыми. В катакомбах были посты, на которых дежурили без света, даже огонек сигареты мог привлечь неприятеля. На этих постах даже самые стойкие бойцы более двух часов не выдерживали. Ракушечник шумит, как ракушка, если ракушку приложить к уху, то мы слышим шум прибоя.  Когда боец оставался один в темноте, то сначала он слышал шум прибоя, а потом у него начинались галлюцинации. В катакомбах безмолвная тишина и кромешная тьма. Выходы из катакомб в самых различных  местах и под жилыми домами и в колодцы. Выходов очень много, изучено около 800, немцы отыскали 400, они закачивали в катакомбы воду, пускали углекислый газ, но отряд находил безопасные места и продолжал жить и действовать. Мы вошли в катакомбы  в одном месте, а вывели нас совсем в другом по винтовой лестнице. Конечно, не посетить катакомбы было нельзя. Возвращаемся на Хаджибейский лиман, наше место занято. Проезжаем немного дальше, ставим палатку,  она падает и Натке достается по голове палкой. Ставим палатку во второй раз, так ужасно еще никогда палатку не ставили. Ну, пока стоит, может, не упадет. Ужинаем в 22-00, кругом темнотища, мы уже отвыкли за месяц путешествия  по северным широтам от такой темноты, а ведь у нас темнеет также как и здесь. Поужинали и спать.

9 августа

Встали в девятом часу. Ночи здесь относительно теплые. В палатке так тепло, что даже на ночь открываем двери. Мы готовим завтрак, папа делает колесо. А в машине хозяйничают пауки, все внутри заплели, это за девять часов всего. Вот производительность! Я штук 5 пауков выгнала из машины, а на багажнике их  около десятка, какое-то паучье место.

Едем на станцию техобслуживания, надо где-то достать колесо, машина, практически, на трех. При выезде с места ночлега базарчик. Покупаем козинаки, вчера они нам очень понравились, длинные конфеты по 20 копеек и помидоры  на выбор по 1,5 рубля /кг. Помидоры огромные, красивые и вкусные. Козинаки они делают из семечек подсолнечника, а конфеты дешевле государственных. Еще там продавались громадные петухи на палочках, 3 штуки на рубль, они оказались полые внутри, но красивые.

Приехали на станцию техобслуживания, папа взял деньги, маршрутную книжку и пошел. Его нет уже полчаса, вряд ли что-нибудь получится. Точно, ничего нет. Едем в магазин, тоже нет, а вчера можно было взять возле магазина. Едем в вулканизацию (так посоветовали мужики у магазина). Съездили, безрезультатно. Едем еще на одну станцию, там сказали, что у магазина мужик продает 2 колеса. Быстро возвращаемся к магазину, отец выходит и вскоре возвращается, берет деньги и куда-то уезжает с мужиком на машине. Мы сидим за сто верст от дома, никто не умеет водить машину, и куда уехал отец неизвестно. У меня, как говорила мама, душа подо льдом, сижу и сохраняю спокойствие, чтобы не волновать девочек. Наконец, он возвращается счастливый с колесом новеньким. Обошлось оно 120 рублей, это в 2 раза дороже госцены, но только в Одессе можно было просто так достать колесо. Ну, слава Богу! Витя сразу делает его и ставит. Едем обедать. Обедаем в кафе диетическом. Нет, я все же была лучшего мнения  об Одессе и представляла ее иначе. Машины гудят, люди свистят. Сумасшедший  город. В магазинах толком не были. В продмаг заскочили – колбаса двух сортов лежала, очередь небольшая. Ну, до свидания, Одесса! Кроме катакомб ничто не оставило приятных воспоминаний. Впрочем, я поняла, Одесса знаменита не какими-то  городскими строениями, памятниками, Одесса  знаменита  людьми. Та незнакомая одесситка, с которой мы разговаривали, тоже оставила неизгладимое, но приятное воспоминание. Это и одесский говор, ни с чем не сравнимый, и колорит речи, и речевые обороты.

Едем в Херсон! Кругом  равнина слегка холмистая. Леса почти нет, только лесозащитные полосы. Проезжаем поля подсолнечника, кукурузы, сады фруктовые, виноградники. Город Николаев, ужинаем в какой-то пельменной, город разглядеть не успеваем, торопимся в Херсон. По пути по всей дороге продают дыни, арбузы. Дыни -70коп./кг, арбузы – 80коп.кг. Огурцы, лук, помидоры продают ведрами, цены мы не спрашивали.

Приехали в Херсон, ищем дом Татьяны Клыба (наша одноклассница). Нашли, звоним, открывают родители, мы представляемся. Они ахают, удивляются. Таня ушла с детьми гулять. В доме чистота, красота, уют, ковры, паласы. Мы моемся, надеваем чистые халаты, платья и чувствуем себя людьми. Уже накрыт стол, садимся, выпиваем за встречу, а потом говорим до полночи и за полночь. Таня показывает фотографии, она очень много ездила в студенческие годы. Посмотрели на фото ее мужа, так как в данный момент они проживали отдельно. Детки у Тани славные – восьмилетний Игорь и четырехлетняя Галя. Таня работает на хлопчатобумажном комбинате снабженцем. Танины родители и она сама встретили нас как родных, переговорили обо всем и обо всех, и им очень захотелось во Владивосток. Херсон очень неплохой городок. А вообще, имея машину, на западе можно жить припеваючи.

10 августа.

Утром встали, Таня уже была на работе, тетя Галя  покормила нас завтраком. Дети поиграли в машине, а Маринка помузицировала на пианино,  чудесный инструмент, немецкой фирмы. Пришла Таня, все сфотографировались, и дальше  в Севастополь, сегодня надо быть там. Таня с детьми садится в машину и едет показывать  дорогу.  Потом прощаемся, когда еще придется увидеться, даже не знаю.

Едем в Крым. Проезжаем Каховскую ГЭС, Северо-Крымский канал, соединяющий Днепр с Керчью, озеро Сиваш. Большое озеро, с одной стороны вдоль берега идет шоссейная дорога.

Въезжаем в Крым, город Джанкой. По пути останавливаемся у очередного  базарчика. Покупаем персики 2 кг. за 2 рубля, груши, небольшое ведро за 3 рубля, еще раньше купили помидоры  за 5 рублей ведро.

Симферополь. 18 часов Город пролетаем, не останавливаясь, и выезжаем на дорогу, ведущую в Севастополь. Проезжаем деревню «Приятное свидание», вдоль всей дороге  тянуться поля и фруктовые сады, виноградники, Вдали Крымские горы с не очень пышной растительностью, слева горы довольно зеленые, все в лесах, а справа из какого-то белого камня, который явно используют как строительный материал.

Указатель — Севастополь, 19 часов. Это еще пригород. Проезжаем Инкерман, по обеим сторонам старый город в пещерах, все разрушено. Приехали в город  довольно быстро, и Витя  точно, не плутая, нашел дом тети Тони. Она только руками всплеснула, севастопольцы нас уже потеряли. Все быстро моемся, ужинаем и едем к Долговым, они  недавно получили новую квартиру. Квартира, конечно, шикарная, двухэтажная, внизу кухня и гостиная, наверху-2 комнаты. В квартире 2 туалета, много кладовок, 3 лоджии и все такие, что хоть комнату из каждой делай. В общем, не квартира, а мечта, я лучшей еще не видела. Иметь такую квартиру в Севастополе просто  замечательно. Возвращаемся домой, уже поздно. Да, еще у Долговых огромный черный пес Норман  и кот Нельсон, в общем, хозяйство хоть куда. У Люды мы встретились с Валей Пряхой и Санькой.

11 августа – 18 августа

Отдых в Севастополе, поездка  в Ялту через Байдарские ворота, достопримечательности и пляжи (как они говорят ) ЮБК южный берег Крыма.

19 августа

Утром зашла Люда и разбудила нас. Поговорили, попрощались, и  она убежала на работу. Стали собираться, Витя пошел к машине, оказалось, что спущено колесо. Он сделал колесо, все сложили, позавтракали, попрощались и в путь, теперь уже на восток  — домой. Отъехали совсем недалеко, снова спустило колесо, Севастополь не хочет отпускать нас. Витя поставил запаску, это колесо положил наверх. Уже два колеса  красуются наверху, едем дальше. Здесь крымские горы все в  лесах. Дорога  бежит высоко по горам, а  где-то далеко внизу распадок,  страшно глянуть вниз, прямо дух захватывает. Вот  мы спустились почти в самую долину. Дорога то поднимается вверх, то спускается вниз. Очень живописная дорога. Сейчас  проезжаем место, где с одной стороны отвесная скала, а с другой обрыв, Крымские горы неотразимы. Внизу море в дымке и скалы впереди тоже окутаны дымкой. Проехали Ялту, она осталась далеко внизу. Проезжаем гору Аю-Даг – медведь, она действительно похожа на медведя, впечатление такое будто он пьет воду из моря.  Возле этой горы расположен  пионерский лагерь «Артек». Везде по сопкам виноградники. Проезжаем Алушту, вернее въезжаем в нее. Останавливаемся и посещаем базар, здесь базар дороже, чем в Севастополе и похуже. Но картошка самая дефицитная, конец лета, а цена 1,8.- 1,6 руб. за килограмм. Купили 2 кг. картошки, больше брать нечего, фруктов уже наелись. Правда, Наташа попросила яблок, соскучилась, все персики, груши, виноград, дыни . Жара ужасная, только вышли и сварились, в машине ехать лучше, дует ветерок. Проезжаем поселки Солнечногрское, Рыбачье. Дорога подходит к морю, у моря палаток тьма, с другой стороны тоже. Дорога поползла вверх,  вот он Крымский серпантин. Снизу видны белые столбики, это верхние витки дороги. Забрались на гору, останавливаемся и снимаем на камеру. Огибаем гору, и дорога опять идет вниз. Страшновато ехать по этим дорогам, особенно когда внизу море, прямо сердце замирает. Проехали Судак. Небо вокруг потемнело, нам не хватает только дождя на этих сумасшедших Крымских дорогах. Проезжаем Щебетовку,  справа гора Карадаг, действительно очень причудливо выветрена. Поселок Планерское, здесь, наконец, нашли кафе, перекусили, времени 17.00. В этом поселке  на планерах летал Королев. Раньше он назывался Коктебель. Сходили с Наткой на базар — помидоры 1,5руб./кг., виноград 2,50 руб./кг., картофель не стали спрашивать.

Проезжаем Феодосию, где-то по окраинам. Теперь вырвались из объятий крымских гор и жмем 100км в час. Уже 1800 ,  до Керчи еще 100 км, а там паром, втиснемся или будем ночевать в машине неизвестно. Да на карте Крым такой маленький, а мы его целый день объезжаем. Едем по степи, лишь у горизонта небольшие холмы. 1900 , все, мы в Керчи. Проезжаем по городу, разглядеть толком не успеваем, это и не входит в наши планы. На ходу увидели  новые дома оригинального оформления. И еще много плакатов типа «Чистота – залог здоровья» и других, призывающих к чистоте. Доехали до переправы, очередь начала не видно. Сидим, отец ушел за билетами. Билеты взяли, ждем паром. Женщина продает селедку копченую 1р. – 1 шт. Берем на ужин, интересно из какого она моря. Машины начали двигаться и, что самое удивительное, мы вошли на этот паром. Паром огромнейший, наши поменьше, но в отличие от наших паромов у него есть нос и корма,  машины входят и выходят с одной стороны. Это создает некоторую задержку при загрузке. Машины должны въехать, и сразу  построиться на выход. Этот же паром перевозит  поезда, на нем рельсы,  но нам повезло — поезда не было, и мы поместились на первый же паром. Где-то больше 30 минут загружались и 20 минут плыли. Плыли по Керченскому проливу, который соединяет Черное море с Азовским. Море  — зеленое, но совершенно не похоже на наше и морем слабо пахнет. Все же наше море, не сравнить ни с какими другими, которые мы видели. Мы, правда, не видели Северного моря, но думаю — наш Тихий океан все же лучше, потому что он наш.

Съехали с парома, времени 2100  уже темнеет, немного проехали  и встали в очередь в пост ГАИ, там милиционер проверяет документы. Подошла наша очередь, он не поверил своим глазам, заглянул еще раз в документы, потом на номера и сказал: «Ближний свет». Уже совсем стемнело. В 300м от переправы кемпинг «Турист», заворачиваем, оформляемся. Есть свободные палатки, но очень подозрительные. Готовим ужин, перекусываем и  ложимся спать. Мы с Витей в палатке, но не в нашей, девчонки в машине. Первая ночевка в машине, Маринка кашляет, мы ее напоили чаем с медом, подышала над водой с картошкой, забрызгали  горло «каметоном». В палатке одна молния поломалась, застегиваем булавкой.

20 августа

Проснулись, не знаем который час. Я прогулялась в коммунальные удобства. Ну, туалет здесь серьезный, надо перед ним ставить восклицательный знак – «Внимание!»: во — первых очень глубокий, а во вторых или это, скорее, во первых, дырки огромные, даже я, пожалуй, в бедрах пройду. Заходить жутковато, но зато чисто. Времени еще 7 часов, девчонки спят без задних ног. Мы тоже еще часок поспали, потом начали готовить завтрак. Разбудили девчонок. Да, к нам в палатку утром забрался котенок, и вот теперь он все время вертится возле нас. Позавтракали, покормили остатками пищи котенка, собрали вещи и в путь. Сегодня надо много проехать: Краснодар, Ростов-на- Дону и т. д.  Переехав пролив, мы оказались в РСФСР. Здесь начались станицы. Вот станица Вешинская и висит плакат: «Вешиковцы! и т.д». Очень забавное обращение. Проезжаем город Абинск. Интересный магазин «Современное домашнее хозяйство». Что в нем? Но  некогда,  надо ехать, опять бескрайние степи,  вдоль дороги деревья и на горизонте деревья. Справа стоят нефтяные вышки. Наконец Краснодар. Останавливаемся у базара. Идем смотреть, чем торгуют. Базар очень дорогой по сравнению с Севастопольским. Персики — 3 -5 руб./ кг. груши — 3 -4 руб./ кг. яблоки  — 2 руб./кг.  По дороге к Крыму яблоки продавали по 2 руб./ведро. Но больше всего мне нравится как продают картофель от 60коп. – 1 руб. за килограмм. Картошечка лежит на лотке и ее на весы кладут по одной штучке, она вся чистая, вымытая что ли. А в Рязани 2 руб. за ведро. Ознакомились, купили кое-что, пообедали в столовой и дальше в путь. Да, в столовой не было хлеба, давали лепешки. На Кубани нет хлеба, поистине сапожник без сапог. Купили открытки, написали, отправили и в путь. Немножко поплутали по Краснодару, но совсем чуть-чуть и выехали. Дорога жуткая, посыпана камешками, они скачут, стучат по дну, благо такой дороги не очень много. Село Ирклиевка, заправка,  останавливаемся и заправляемся. Ну, вот мы и доехали до заправки, где дают по 10л. Это первая  такая заправка на нашем пути. Времени 1800 ,до Ростова – 150 км, это еще пилить и пилить. Уже 2000 ,до Ростова еще не доехали, где придется ночевать – большой вопрос. У нас нет воды, ищем деревню. Проезжаем село Раздольное, шутим, что скоро Владивосток. Солнце садится, скоро будет темно, за 30 минут надо найти ночлег. До Ростова 60 км, это еще час, как минимум. Да и зачем нам Ростов? Все равно ночевать не у кого. Ночлег найти сложно, голое место, только лесозащитные полосы, где ставить палатку? Все же нужно ехать до Ростова, там есть кемпинг. Уже совсем темно. Почти в 22 часа приезжаем в Ростов, находим кемпинг, дают домик. Первый раз за все путешествие мы ночуем в кемпинге не в палатке, а в домике. Получаем белье,  и о нем надо рассказывать отдельно, мало того, что оно не отличается белизной и совершенно сырое, но когда мы разворачиваем простыню, то все застываем в восхищении. Простыня представляет собой  одну большую дыру, но надо ухитриться так ее сложить, что бы это не было заметно при получении.  Здесь много иностранцев, неужели и им дают такое же белье? Сам домик неплохой, на 4 человека. Вскипятили чай, сделали салат, поужинали. Папа с Наткой улеглись спать, а мы  включили телевизор и посмотрели кино.

21 августа

Утром встали, в домике прохладно, хорошо, что мы вчера  из-за сырого белья уложили девчонок на спальные мешки, иначе они бы замерзли. Умылись, позавтракали в кафе, как белые люди, сдали это уникальное белье и двинулись дальше – на Волгоград. Кемпинг стоит 4руб. 50коп., нас он очень выручил. Как мы поняли, народ в нем долго не задерживается, переночуют и дальше. Иностранцы вообще все ухали в 6 часов утра. Да, отец рассказал нам забавный случай. Встал он рано, мы еще спали, и пошел умываться, а сторож на стоянке ему говорит, что в одной из машин лежит корень  женьшеня, (так ему сказали владельцы этой машины) и он всю ночь не отходил от ценного объекта, охранял. Сторожу явно хотелось с кем-то поделиться, а отец, видимо, вызвал у  него доверие, и он подвел отца  к этой машине. На заднем сиденье  машины лежала какая-то дубина, похожая на бамбуковую палку, диаметром сантиметров 10 и метра 1,5 в длину. Отец не стал расстраивать человека.

Мы выехали в 10час.45мин. Дорога весьма однообразна, леса почти нет, только лесозащитные полосы. По обе стороны дороги – поля, поля, то подсолнухи, то кукуруза, иногда огурцы. Деревни встречаются редко и где-то далеко от дороги. Это не Украина, где село на селе. Здесь целые километры неосвоенных земель. Въезжаем в городок Белая Калитва, городок небольшой, проскакиваем, осматривать некогда. На дороге стадо коров, тормозим. Странное дело – у коров на ушах номера, как в концлагере, но коровы справные. Поле подсолнечника до горизонта и табличка: «Кто не сеял – не рви». Здесь огромные поля подсолнечника, желто во все стороны. Заворачиваем в поселок Чернышевский – хотим пообедать. Ресторан  просто закрыт, а столовая закрыта на обед с 15 до 17. Покупаем булку хлеба, перекусываем помидорами и едем дальше искать кафе или столовую. До Волгограда 200км. Это еще часа 4, не меньше. Опять степи перед нами, бескрайние степи, как в песне: «Степь, да степь кругом, путь далек лежит». Снова переезжаем Дон по мосту. Только что перед мостом набирали воду, и там был небольшой базарчик. Это, конечно, не южные базары, все очень скудно, хотя, арбузы по 60 копеек/кг.  18час. 30мин, Волгоград.  Ну, уж тут-то мы поужинаем. Напрасно мы   так надеялись. 18ч.30мин – это по Москве, а в Волгограде — 19-30. Мы где-то переехали часовой пояс, не зная об этом. А пока мы поставили машину, пока пошли смотреть, все закрылось. Ну, что же делаем разгрузочный день, поели помидорчики с хлебушком. Поставили машину возле панорамы, и пошли осматривать окрестности. Нашли туалет, такого мы еще не встречали. Стоит вагончик «М» и «Ж»,  поднимаешься по   ступенькам, заходмшь, там унитазы. Вот только непонятно, куда все «это» уходит, я заглянула под вагончик, там труб никаких не было, то есть вагончик ни с чем не соединялся, а ароматы вокруг обычные, не туалетные. На стоянку, где мы остановились, приехали еще 2 машины. Одна из Балакова, что за Саратовом, другая тоже откуда-то рядом. Выяснили, чтобы попасть на просмотр панорамы, надо с вечера сидеть и караулить очередь, так как есть какие-то списки, в которых  записано уже 800 человек. Решаем сидеть, дежурить всю ночь. Я с девочками осталась у машины, а Витя пошел к кассам. Какая-то женщина из  дома, возле которого стояла наша машина, узнав, откуда мы, предложила пойти к ней, помыться, переночевать или хотя бы принести нам чай. Мы поблагодарили ее и отказались, ведь у нас все было с собой. Мы умылись, помыли ноги, и я пошла, посмотреть, где Витя. Там кроме  него была еще  женщина с девочкой. Так как мужчинам завтра нужно будет вести машину, то женщины остались караулить очередь, а мужчин отправили спать. К нам присоединилась еще одна женщина, и мы втроем остались. Витя принес мне куртку, так как к вечеру стало очень свежо. Сели мы на скамеечку, а ветер дует, ну прямо как у нас. Перенесли скамейку под киоск, стало теплее. У одной из женщин недалеко жили родственники, и она принесла термос с чаем и пальто. Мы попили чаю где-то в 2 часа ночи. В час ночи пришла группа школьников – 30 человек, потом еще одна группа, и все сидели до утра. Где-то в пятом часу пришел Витя меня сменить, я собиралась сидеть до 6 часов. Пришла к машине, девчонки спят «без задних ног»,  легла, долго не могла умоститься, спать в машине ужасно. Но все же уснула. Да, не написала, что такой ажиотаж вокруг панорамы потому, что ее только открыли в честь 40-летия Сталинградской битвы, ну и соответственно всем захотелось посмотреть.

Да, 21 августа у нашего папы день рождения, и мы сочинили ему стихи и нарисовали поздравление, ему исполнилось 40 лет.

У руля, как у штурвала,
Словно капитан бывалый
Второй месяц ты сидишь
И просторы бороздишь.

13 тысяч – путь немалый,
В дороге всякое бывало:
И проколы, и поломки,
Ты держался очень стойко.

Свой юбилей вдали от дома,
От друзей и от знакомых
На колесах ты встречаешь,
Не бокал, а руль сжимаешь.

И мы – твой женский экипаж
Говорим: «Водитель наш,
Ты в сорок юн душой и телом
И доказал ты это делом!»

Таким сложным коллективом
Всем друзьям своим на диво
В путь немыслимый собрался,
Трудностей не испугался.

Пожеланий у нас много,
Но впереди еще дорога,
Тебе желаем мы без смеха:
«Доберись домой до снега».

Тогда за праздничным столом
Все тосты мы произнесем,
И ты бокал вина пригубишь,
Если в состоянье будешь!

22 августа

Утром я проснулась в 6 часов, потом в 7, встала, оделась и пошла к кассам где-то около 8 часов. Наташа еще спала, а Марина уже проснулась, я ей сказала, чтобы они не залеживались. Пришла к кассам, а там уже шла волгоградская битва. Около 7 часов утра пришли те, кто был записан в списках, таким образом, образовалось две очереди. В общем, шум, гам, но наши мужчины стояли намертво, сдвинуть их было невозможно. Долго пререкались, но мы в это дело не вмешивались. Кассир пришла в 9-30 и стала продавать билеты на 9-40. Впереди выросла еще одна очередь – ветеранов (пришел пароход), их естественно пропустили вперед. Билеты куплены, мы взяли девочек и в панораму. Панорама, конечно грандиозная и по размерам, и по событиям, и по замыслу. Но мне больше понравились предыдущие панорамы, особенно Севастопольская,  по-моему, и исполнена она лучше, и тщательнее выписаны детали, а может, просто, в другом стиле. Рассказ экскурсовода мне показался сыроватым, в общем, во всем чувствовалось начало, неотлаженность. Когда вышли с панорамы то на улице около кассы походила Сталинградская битва, киоск который использовали как кассу по моему носили на руках. Возле панорамы  разрушенный войной дом, он оставлен специально, это бывшая мельница. Комплекс еще не закончен, вокруг еще много работы, на площадке стоят самолеты, пушки, походная кухня. После панорамы уложили вещи, сходили, позавтракали, попробовали волгоградское мороженое, прошли по аллее героев, спустились к Волге. Красивый спуск, красивая набережная, достойная великой русской реки. Затем отправились на базар. Купили арбузы по 60-70 коп./кг., груши по 2,5-3 руб./кг., персики по 6-7 руб./кг., виноград 3-4 руб./кг, яблоки подешевле по 1,5-2 руб./кг. Ну, это не Крым. Грецкие орехи по 8 руб./кг., в Ростове  были по 5руб/кг. Масло, колбаса у них по талонам, масло – 300г. на человека на месяц.

После базара едем на Мамаев курган.  Мамаев курган производит очень сильное впечатление, особенно зал воинской славы. Эта рука, держащая факел с вечным огнем, музыка, знамена на стенах с фамилиями погибших, тысячи, а, скорее всего десятки тысяч фамилий.  На все это невозможно смотреть спокойно. А эти барельефы, надписи на стенах и  монументы, очень трогает монумент «Скорбь матери». Сердце просто сжимается, и, кажется, что это не бетон, а живые, полные  скорби материнские глаза,  обращенные к умирающему сыну. Центральная фигура «Родина-мать» не с чем не сравнимая, это не просто застывшая статуя, она вся в порыве. Ветер рвет на ней одежды, развевает волосы, и она как живая парит над всем этим  курганом, памятником тысячам погибших в Сталинградской битве и напоминанием живым, чтобы помнили. В зале воинской славы стоят часовые, а проход к Мамаеву кургану обсажен пирамидальными тополями, они как часовые стоят  на пути к  мемориалу народной памяти.

После Волгограда путь наш лежит на Саратов, выехали в 16-00. Уже20 часов, а мы едем, половину часа потеряли на заправке, пока у этих  чертовых баб шла пересмена. Сейчас несемся без остановок, а вокруг степи, поля, раздолье, деревьев нет. Вот и Саратов, сразу ищем Пензенскую улицу. Улицу нашли быстро, а вот дом найти никак не можем, нам показали совсем в другую сторону от того места, где мы были. Я взяла письмо Валеры,  и стали читать. Вернулись к месту, где остановились первоначально, между двух  двухэтажных розовых домов и снова стали спрашивать. Никто не знает, где Пензенская улица. Витя стал спрашивать у мужчины, возившегося в гараже, и тот что-то Вите объяснил. Оказалось, что мы стояли возле этого дома. Отец поднялся к Валере, того дома не оказалось, он был в командировке в Севастополе. Жаль, что мы не знали, могли бы там встретиться. Дома его жена, мы застали ее совершенно случайно, так как они живут на даче, и дома они почти не бывают. Алина забеспокоилась, затопила титан, стала готовить ужин. Мы все помылись, поужинали, постирали. Девчонок отправили спать, Витю тоже, а сами  проговорили с Алиной до часу ночи. Алина сказала, что они нас ждали в конце июня. Узнав наш маршрут, она была просто ошеломлена. Да для такого маршрута 2 месяца, конечно, мало, но в то же  время дольше путешествовать утомительно, хочется домой.

23 августа.

Утром я проснулась в 7 часов, Алина уже на кухне колдует. Все встали, быстро собрались, позавтракали, и в дорогу. Только проехали немного, даже не довезли Алину до работы, как спустило колесо.  Мы попрощались с Алиной, и она побежала  на работу, а мы остались. Витя переставил колесо, и мы стали искать дорогу в Вольск. Еле выбрались, едем, дорога ужасная, бросает из стороны в сторону. То яма, то канава,  тут  вспомнишь дороги Прибалтики и не раз. А вообще сначала надо ездить по России, а заканчивать Прибалтикой, а то уж очень тоскливо ездить по  российским дорогам после прибалтийских. Наконец-то появились леса, правда, не у самой дороге, но все же глаз радует, а то все поля, поля, луга, как в степях Казахстана. Вероятно, пошла лесостепь. Проезжаем Саратовское водохранилище, довольно большое, целое море. Проехали город Вольск. Дорога проходит в стороне от селений, а те редкие деревни, которые встречаются на пути, ничего не продают. Подходит время обеда, надо искать столовую.

Город Хвалынск. Интересуемся, сколько до него, оказывается недалеко, всего 4 километра. Едем в Хвалынск, город, где родился, а может быть и жил художник Петров-Водкин, который написал картины «Селедка», «Купание красного коня», ну что еще не вспомню сразу. По пути видим,  места, где добывают мел, целые горы мела, здесь везде вокруг белые горы. Доехали до города Хвалынска, его, по-моему, по ошибке назвали городом. Деревня, даже не очень большая. Наконец, нашли заведение, где можно поесть, называется: «Вечерний ресторан». Мы заволновались, туалетов вечерних у нас с собой нет, пустят ли? Выходим из машины, перед входом в этот ресторан стоит лошадь с телегой. Заходим вовнутрь, и дальше не расскажешь, это надо видеть: мухи, грязь и прочее. Выбора у нас нет, обедаем. Да, это не  Олимпия в Талине, и  далеко не вареничная в Киеве. Это очень задрипанный трактиришко из прошлого столетия.

Едем дальше, дорога не только оставляет желать лучшего, но и вспоминать нехорошими словами тех, кто должен ее ремонтировать. За окнами снова степи, степи, сколько же у нас степей.  Постоянные объезды, основная дорога так разбита, что и дорогой это назвать нельзя. Скорость меньше 60км./час., а бросает так, что мы чуть ни вылетаем из машины. Куда-то заехали, а как выехать в нужном направлении, не знаем. Спрашиваем, но ответа не получаем, кругом поля, по пути встретили 2 деревни: грязь, убожество. Да, не зря мы смеялись, вспоминая слова из «Горя от ума», написанного Грибоедовым еще в прошлом столетии: «Деревня, глушь, Саратов». С того времени,  похоже,  ничего не изменилось, я имею в виду, дороги. Едем по дороге, щедро усыпанной соломой. Указатель – до  Сызрани 15 километров. Едем, дороги постоянно, то раздваиваются, то растраиваются, указателей никаких, но самое смешное, что эта дорога обозначена на карте. Едем по каким-то лысым холмам, как здесь ездят в дождь, мне кажется, тут и на тракторе не проедешь. Наконец, асфальт. Ура!!! Вот она злополучная Сызрань. Эти провинциальные городки довольно неприглядные, какие-то грязные улочки, а магазины, в которые мы заходили, вообще что-то невообразимое. И самое ужасное – это  беспросветная грязь.

Все едем дальше, Закончилась Сызрань, времени – 18-00, а из Хвалынска мы выехали в 14-00, то есть до Сызрани ехали 4 часа, а расстояние 95 километров. Только по этим цифрам можно судить о дороге и еще по толстому слою пыли на машине и на нас. Кстати из Барановичей в Брест мы ехали 3 часа, а там более 200 километров. Сызрань, слава Богу, позади, едем на Жигулевск. По пути встречаются базарчики, покупаем чернослив, яблоки – 4 рубля ведро, помидоры, молоко. Сейчас все съедим, и будет dristatikum vulgaris. Доехали до Жигулевска, но Вите надо в Тольятти, где он надеется достать резину. Что-то в это с трудом вериться. Ищем ночлег, хочется остановиться у реки, но никак не  можем найти съезд. Обычная история – одни показывают в одну сторону, другие – в другую, но мы ничего подходящего не находим. Наконец, нашли проезд к реке, проезжаем в какие-то ворота. С одной стороны турбаза, а  на территории, на которую мы въехали, вероятно, что-то будут строить, но пока там стоят  полуразрушенные  пустые домики. Как-то жутко, неуютно. Пошли искать другое место, времени – 21-00, а мы все никак не определимся, скоро будет темно. Наконец, нашли приличное место, там стояла еще одна машина. Остановились и я скорее готовить ужин, а все остальные ставить палатку. Но не тут-то было, кругом песок, и колья не держатся. Здесь горы песка, его бы на пляжи в Крым, ну хоть немножко. После нескольких неудачных попыток поставить палатку решаем ночевать в машине, альтернативы нет. Ужинаем и начинаем устраиваться. Натку укладываем на перекрытие, у нее персональное место. Сами же долго укладывались, пока устроились, исхохотались. Нет, спать в Жигулях ужасно,  кресла до конца не раскладываются, и спишь мостиком или попой кверху. Еще вдвоем, куда ни шло, а вот  если втроем, то одному надо спать между сиденьями, и это жестокое испытание, которое отец, как настоящий мужчина, принимает на себя. В итоге легли так: Марина – у руля, я с другой стороны, ну а Витя посередине. Наташа уже давно спит, а мы еще долго не могли уснуть, хохотали.

24 августа.

Утром встали рано, все выгрузили под дерево, и Витя уехал в Тольятти, а мы остались. Начали готовить завтрак, позавтракали и мы с Мариной  принялись за стирку, а Наташа стала строить дом из песка. Мы пошли к реке и удивились, вода в реке отошла метров на 6 может больше. Постирали, развесили и только собрались позагорать, как приехал папа с какими-то железками наверху, на багажнике, оказалось, что это некондиционные детали, он купил их в магазине подешевке. С колесами, конечно, ничего не получилось. Убрали машину внутри, так как после дороги Саратов-Сызрань в машине такой слой пыли, просто жуть. Я вымыла голову, а в Волге купаться не стала, и никто не купался, было не очень жарко. А вот рыбку можно было бы половить, она  прямо выпрыгивала из воды, так ее здесь много. Все, сложили вещи и вперед. Кстати сказать, круг замкнулся, мы ведь один раз уже проезжали и Жигулевск, и Тольятти. Дальше наш путь лежит – Куйбышев, Уфа, Челябинск, их мы тоже проезжали. До Уфы  — 428км. Деревня Красный Яр, заезжаем пообедать. Перекусили, все было очень пересолено, но все же поели, и на этом спасибо. Едем дальше. Оренбургская область. На многих  полях уже  все скошено, солома в стогах, земля вспахана. На некоторых полях уборка в самом разгаре. Когда мы проезжали эти места в первый раз,  все поля стояли зеленые, а сейчас только озимые зеленеют. Проезжаем город Октябрьский. Интересуемся, который час, оказывается 21-30, а в Москве – 19,30. Проехали еще один временной пояс. Для половины девятого довольно светло, в Крыму в это время уже кромешная тьма. Ищем место для ночлега на возвышенности, по Витиной теории там утром будет тепло. Находим место в лесу, а точнее в сосновом бору, там стоит еще одна машина и палатка, тоже путешественники.   Готовим ужин, на ужин вермишель с мясом, варим в два приема, первую порцию я вываливаю на землю и себе на ногу.  Правда не всю вермишель, остается немного, этого хватает папе и Наташе, а Марине и себе варю еще раз. Подъезжает еще одна машина – Волга. Водитель подходит к нам, он из Челябинска едет в Москву, жена с сыном улетели самолетом. Мы угостили его  горячим чайком, поговорили. Палатку решили не ставить, спать в машине. Разложили сиденья, Витя устраивает себе ложе между сиденьями. Все неровности заложил спортивными костюмами, и получилось лучше, чем вчера. Самое хорошее место у Наташи, но кроме нее никто его занять не может, по габаритам не пройдет. Все, вымыли посуду и спать. Начинаем укладываться, и снова всех разбирает смех. Странное дело, как только ложимся спать, то начинаем смеяться.

25 августа.

Утром проснулись, все машины уже уехали, я, сквозь сон слышала, как верещали дети. Времени уже 9 часов, встаем, быстро все складываем, завтракать будем в Уфе. На улице холодно, девчонки выскакивают из машины и заскакивают снова, дрожа. В 9-50 уезжаем. В палатке мы, пожалуй, замерзли бы. Наверное, ставить палатку нет смысла, будем ночевать в машине, очень уж холодно. Едем, грызем яблоки, нагоняем аппетит. Выглядывает солнышко, оно с трудом пробивается сквозь тучи. Едем по Башкирии, вокруг опять эти лысые  унылые холмы, на которых посажены рядами березки и сосны, совсем еще маленькие. Странное дело,  почему на них ничего кроме травы не растет, у  нас  деревья растут на скалах, а здесь земля и все голо. Ну вот, уже стали появляться леса. Вдоль всей дороги нефтяные вышки. Башкирия – край большой нефти. Может нефть и является причиной  того, что деревья не растут? Указатель – Уфа. Въехали и выехали. Спрашиваем, как в сам город попасть. Ищем столовую, нашли кафе, название какое–то, на мой взгляд, странное, и я его не запомнила.  Оформление   в кафе на морскую тематику: крабы, парусное судно и сети висят, цветные витражи с чайками и рыбами. Покормили очень прилично, мы попробовали национальное блюдо под названием «каммала» – это суп с мясом, морковью, свежим луком и  чем-то типа широкой вермишели. Мы с Мариной ели голубцы, а Витя с Наташей  — антрекот, сказали, что очень вкусный. Спросили у официантки, что означает название кафе, оказалось — «Белая чайка». Едем на базар. Фрукты дорогие: Груши -3руб./кг., дыни – 1,5руб/кг., помидоры – 0,5-1,5руб./кг. Идем в гастроном, а там сыр трех сортов, творог, сметана, молоко, масло сливочное двух сортов: бутербродное и фруктовое, колбасы нет. Берем сыр, творог, сметану и едем дальше в Челябинск.

Башкирия закончилась, началась Челябинская область. Вот и уральские горы, сплошь покрытые лесом, некоторые деревья уже начали желтеть. Осень потихоньку подбирается. Сегодня довольно свежо, надеваем брюки и теплые кофточки. А в Приморье, передают по радио, температура поднимается до +320С. Ну, что ж, отогреемся дома. Дорога идет по верху, а внизу между горами дачный городок, красота необыкновенная. Это не лысые холмы. По склонам елочки стоят, как на картине, березки развесистые. Проехали город Сим.

Да, чуть не забыла, из Уфы мы выезжали по понтонному мосту, и за проезд с нас взяли 50коп., а с КАМАЗа – 4 рубля. Рядом возводят большой  мост, уже немного осталось. По красоте уральские горы можно сравнить с крымскими, только крымские – экзотичнее, а уральские – суровее. Может, оттого, что мы живем на сопках, нам нравятся горы. Дорога идет вверх, вниз и снова вверх, вниз. Как здесь ездят зимой? Если в Крыму дороги рисковые, как говорил Витин дед, но там не бывает снега, то на Урале снега о-го-го сколько. Автотурбаза «Синегорье», она расположена в 207 километрах от Челябинска и в 1672 километрах от Москвы. Бензоколонок нет, а у нас лампочка уже мигает, скоро загорится. Вот и столб «Европа-Азия». Останавливаемся, и все идут в кусты, Витя пошел в Европу, а девочки в Азию.  До Челябинска 123 километра, времени 19-45. Значит Челябинск в 123 километрах от Европы. Ну все, теперь пошла наша родная Азия. Прощай, старушка Европа! 20-00, до Челябинска 120 километров, доберемся сегодня или нет. Интересно, какое здесь время, 2 часа разница с Москвой или 3? По обе стороны от дороги цветут подсолнухи, огромные желтые поля между лесами это так красиво, хоть картину пиши. Ужинаем в машине, чем Бог послал: помидоры, сыр, творог со сметаной и сгущенное молоко без сахара. Отца на ходу кормит Наташа.

В Челябинск приезжаем в 22 часа ровно, ищем улицу Воровского, находим дом, квартиру, но неудача они переехали. Они, это  Калиновские, мой двоюродный брат с семьей (сын тети Оли, старшей маминой сестры). Новый адрес находим довольно быстро, но снова невезение, сам брат улетел в отпуск 2 часа назад Ночевать не остаемся, так как у них ремонт, все разбросано, да нас сильно никто и не приглашал. Едем дальше, темно, 23-00, ищем выезд из города в сторону Свердловска. Наконец, выехали, кругом темнотища, где остановиться, даже не знаем.  Едем и  едем, бензоколонка, а на противоположной стороне стоят КАМАЗы и другие машины, останавливаемся и мы. Быстро устраиваемся, Наточка уже спит, заталкиваем ее в мешок, и на вторую полку. Времени 24 часа. Спать, спать, спать!

26 августа.

Просыпаемся в 9 часов, стекла в машине все запотели. Спать было тепло, но сегодня я спала посередине, а это не самое лучшее место, как на булыжниках. Умываемся, складываем вещи, едем и ищем, где перекусить. Никаких указателей, Наташу кормлю помидорами, Марину – консервами, отец пока отказывается. Дорога неплохая, скоро Свердловск, откуда мы должны улететь. Мы – это я и девочки, а Витя погонит машину. Через несколько дней мы будем дома, а как он, да еще один, хоть бы до снега добрался. Ведь в Сибири зима наступает рано по нашим понятиям. Деревня Щербаковка, до Свердловска 87 километров, видим столовую, останавливаемся. Завтракаем, а может, обедаем, сложно определить. Возле столовой промтоварный магазин, мы с Мариной заходим и видим, премиленькие босоножки импортные за 30 рублей, берем сразу и еще покупаем чугунок. Рядом небольшой базарчик, малина-70коп., чашечка яблок – 1рубль,  очень маленькие, задрипанные яблочки. Покупаем девочкам малину и вперед.  Билеты  обратные у нас со Свердловска, хорошо бы было выкупить их сегодня.

Проезжаем город Сысерть, городу 250 лет, что-то он похож на большую деревню. Деревня Кашино, домики красивые, резные, везде у домиков березовые поленья. На горизонте какой-то город, скорее всего Свердловск, до него 26 километров, время: 13-20. Нашему путешествию конец, а вот папе еще неизвестно, сколько, и эта неизвестность меня несколько огорчает. Проезжаем дачи, они похожи на наши, двухэтажные с мансардами. Это первый город, где дачи такие, во всех других местах, которые мы проезжали, дачи маленькие, так как большие строить не разрешали.   Здесь почти все двухэтажные с печками. Указатель — город СВЕРДЛОВСК! Въезжаем в город. Все путешествию нашему КОНЕЦ. Едем в центр. Находим не без трудностей адрес бабы Шуры, сестры тети Оли (жены дяди Яши Решетникова). У них новая четырехкомнатная квартира, где они живут вдвоем с мужем и еще у них собачка, которая очень понравилась нашей Наташе. Баба Шура такая приветливая, добрая, заботливая. Я видела ее первый раз, но было такое чувство, что знаю ее всю жизнь. Она встретила нас как родных. В Свердловске мы ездили в гости к другим родственникам, все очень приятные люди. Наташа так соскучилась по дому после двух месяцев странствий, что вытянуть ее на улицу не было возможности. Она целые дни сидела в помещении и играла с собачкой. Два дня 27 и 28 августа мы пробыли в Свердловске. 29 августа утром мы проводили папу в обратный путь, а сами вечером уехали в аэропорт, где   пришлось долго сидеть, так как рейс задерживался. В аэропорту была ужасная духота, но выйти на улицу, подышать свежим воздухом было невозможно, вернувшись, мы бы остались без мест. А сколько придется сидеть в аэропорту, никто не знал. Слава Богу, через 7 часов мы улетели.  Но  самое удивительное было то,  что в аэропорту во Владивостоке нас встречала баба Аня с цветами, не смотря на такое значительное опоздание, и нас это чрезвычайно обрадовало. Домой из аэропорта добирались на частнике за 30 рублей ( для сравнения билет на самолет до Москвы стоил 127 рублей), но альтернативы не было,  билеты на ближайший автобус были проданы, а ждать не было сил.

ЧАСТЬ II.

29 августа

Утром встал, поел, меня проводили, и я поехал. В Челябинске немного отдохнул и дальше в путь. Поехал опять через северный Казахстан. В итоге ночевал между Кустанаем и Кокчетавом. Заехал на площадку около ГАИ, там и заночевал.

30 августа

Встал, спросил у гаишников дорогу, хотел сократить путь. По карте вроде есть дорога короче, но они ответили, что так далеко они не ездят и дороги не знают. Пришлось ехать проверенным маршрутом. В итоге, проехав за день 930 километров, ночевал в Павлодаре.

31августа

Утром встал, теперь ночую в машине, и в путь. До Новосибирска дорога плохая, но к вечеру добрался, что бы никого не беспокоить, ночевать заехал на стоянку машин в аэропорту.

1 сентября

Первое сентября, начало учебного года, позвонил домой, узнал, как долетели. У них все нормально. Остаток дня отдыхал.

2 сентября

В полдень тронулся в путь на Красноярск. За пол дня до Красноярска не доехал. Ночевал на природе, место не плохое, там ночевало еще несколько машин, в основном дальнобойщики.

3-8 сентября

Утром выехал в Красноярск, там с часок отдохнул и дальше в путь. Дорога, так называемый Московский тракт, представляет собой обычную грунтовую дорогу, едешь, в основном, на третьей, второй передаче, что особого удовольствия не представляет.  Деревни с полуразвалившимися домами производят грустное впечатление, особенно с западной части от Байкала. На подъезде к городам есть асфальт. Во время переправы через реку Бирюсу, на пароме, который напоминает паром из кинофильма «Волга – Волга», встретил семью, которая на «Запорожце» ехала в Якутию. Остаток пути до Читы ехали в паре.  При этом дневные перегоны стали короче, хотя останавливались только на заправку. Иркутск запомнился тем, что еле нашли выезд из него, прямо таки бермудский треугольник, никто толком не мог объяснить дорогу, пока не нашелся человек в летной форме который дал ориентиры, по которым мы выехали из него  Последняя ночь перед Читой была холодная -6 градусов мороза. Об этом я узнал из прогноза, который услышал по радио. Поскольку я ехал один и у меня были лишние спальные принадлежности, я предупредил своих попутчиков и отдал им лишние спальники и одеяла. Сам в спальник положил тонкое одеяло, спал раздетым, и было тепло. Утром проснулся вокруг все бело, покрылось все инеем. Попутчики явно замерзли, так как они ночевали в палатке. В Читу приехали вечером, сразу на железную дорогу, народу было прилично, на Хабаровск только перед нашим приездом собрался комплект машин (3 машины) и они оформили себе платформу. Оставался еще одна семья на 21 Волге, которой тоже надо было до Хабаровска. Через час подъехала еще одна семья на Москвиче, которой нужна была платформа до Хабаровска. Таким образом, собрался комплект, и мы уже в восемь часов оформили платформу. Стоимость платформы для одной машины была 100 руб. и еще 10 рублей за человека.

Железная дорога

Следующий день прошёл в ожидании платформы и в погрузке на неё. Вечером тронулись в путь.       В составе оказалось две платформы с машинами до Хабаровска, на одной стояла 21 Волга, Жигули и Москвич, и семь человек людей, так как на Волге и Москвиче ехали семьи с детьми. На соседней платформе стояла одна машина УАЗ, там было много свободного места, где мы и устроили стол  и лавки. Там же готовили еду, для чего использовали мои «шмели». Между Шимановском и Сковородино произошло ЧП. Утром пока поезд стоял на какой то станции, мы приготовили завтрак, а перед нами было два вагона в которых армяне везли вино, пошли пригласить их на завтрак, оказалось что ночью от состава один вагон отцепили, так как в нем обнаружили неисправность. Армянин сокрушался, он хотел, чтобы отцепили его вагон. В Шимановске служил его брат, а его вагон не отцепили. После завтрака поезд пошел, мы разбрелись по машинам, вдруг поезд начал резко останавливаться, надо сказать, что в этом месте поезда идут с приличной скоростью около 90 км в час. Когда я вышел из машины, то оказалось, что горит букса в вагоне армянина. Как выяснилось позже, когда поезд проезжал какой-то полустанок, то дежурный заметил дым с противоположной части вагона и по рации сообщил машинисту, и тот остановил поезд. Мы занялись тушением буксы, подошел машинист с помощником. В результате буксу удалось затушить. Я сходил за  литолом который был у меня в машине, смазали шейку буксы, и машинист потихоньку столкнул состав на полустанок. Видимо армяне специально вынули «Польстеры» из букс (это такая штуковина, пропитанная маслом, которая смазывает шейки оси) ,чтобы их отцепили и один вагон отцепили, а у второго неисправность не заметили. Железнодорожники потом сказали, что километров через 20 шейку оси срезало бы, и мы пошли бы под откос. Мы думали, что неисправный вагон отцепят, и мы поедем дальше, но не тут то было, тепловоз отцепился и ушел один, а мы остались. Ночью пришел маневровый тепловоз, он вытащил неисправный вагон, поставил его на другой путь и тоже ушел. Таким образом, мы на этом полустанке, на котором было всего два домика, проторчали двое суток. Питались картошкой с грибами, которых здесь было в изобилии. Каждое утро и вечер, когда была пересмена в Сковородино, выходили на связь и требовали, «паровоз», который в итоге и  дали. И мы двинулись дальше.

Приехали в Хабаровск вечером, сразу же пошли добиваться, чтобы поставили на разгрузку, в итоге утром выгрузились, на Волге сразу поехал в Приморский край, а мы поехали в аэропорт, парню на москвиче надо было отправить семью на самолете в Магадан, что мы в итоге и сделали. Вечером выехали из Хабаровска, отъехали недалеко, заночевали в поле, а утром двинулись во Владивосток.

Послесловие.

За время путешествия мы проехали на наших красных «Жигулях» — ВАЗ 2102 в общей сложности  21303 километра (семь республик), сожгли бензина около 1800 литров. Бензин в те годы стоил 20 копеек за литр, но перед самым нашим путешествием подорожал вдвое, средний расход за поездку составил 8,28 л на 100 км так что мы истратили более 700 рублей. Было отснято 25 пленок кинокамерой «Кварц», после приезда пленки были проявлены, некоторые мы даже сами проявили, и  Витя смонтировал фильм продолжительностью 2 часа. А затем всю зиму  мы демонстрировали фильм родственникам, друзьям и знакомым. Наша квартира не позволяла собрать сразу много народу,  поэтому каждую субботу девочки пекли торт, и у нас был просмотр фильма с чаепитием. Мы так привыкли к этим «субботникам», что когда уже все пересмотрели фильм, то нам даже стало их не хватать. Фильм, в основном,  комментировала я, кое-что добавляли остальные путешественники, спустя много лет Витя переснял его видеокамерой и перегнал в компьютер, наложил музыку и озвучил сам, по моему, в его исполнении это звучит неплохо. Сейчас он записан на CD диск.

Сейчас читаю о том как люди путешествуют на машинах и завидую белой завистью, хочется тоже поехать в тот же Крым. Но отсутствие времени и финансов не позволяет это осуществить.

Источник

«Все познается в сравнении». По всему СССР на автомобиле в 1982 году. Часть 1

Рыбинское общественно-политическое сетевое издание