С прощеным воскресением, дорогие соотечественники

В ДЕНЬ ВОСПОМИНАНИЯ АДАМОВА ИЗГНАНИЯ.

В довоенные, двадцатые и тридцатые годы “лампочка Ильича” стала символом новой, Советской власти, но при этом керосиновые лампы ещё долгое время оставались в “ходу”, как и запряженный лошадьми, гужевой транспорт.

Война оставила свой страшный след, и жизнь в самые первое послевоенные годы даже стала больше напоминать дореволюционную своим скромным, почти полуголодным бытом. Но было Нечто, что делало всю страну удивительно узнаваемой и похожей, где бы человек ни проживал – в городе или деревне, в кишлаке, в ауле или казачьей станице.

Это был дух Великой Победы. Он напоминал о себе огромными агитационными плакатами, звучал победными маршами и речами с расположенных на столбах радиотарелок, а радиоточки покомпактней и потише ретранслировали победные реляции во всех общественных местах, в лавках и магазинах.

У Светланы Сырневой одно из лучших стихотворений послевоенному времени посвящено.

“Помню, осень стоит неминучая,
восемь лет мне, и за руку – мама:
“наша Родина – самая лучшая
и богатая самая!”

В пеших далях деревья корявые,
дождь то в щёку, то в спину,
и в мои сапожонки дырявые
заливается глина.

Образ детства на веки,
как мы входим в село на болоте,
вон и церковь, с разрушенным верхом,
вся в грачином помёте.

Лавка низкая, керосинная
на минуту укроет от ветра.
“Наша Родина самая сильная,
наша Родина самая светлая!”

Нас возьмёт грузовик попутный,
по дороге ползущицй юзом,
и опустится небо мутное
к нам в дощатый, гремучий кузов.

И споёт во все хилые рёбра
октябристский мой класс гололобый –
“Наша Родина – самая вольная,
наша Родина – самая добрая!”

Из чего я росла-прорастала?
Что сквозь сон розовело?
Скажут: “обворовала,
безрассудная вера!”

Ты – горька, как осина,
но превыше и лести, и срама
“моя Родина – самая сильная,
и богатая самая!”

Приметой менее заметной явились возрождённые в войну церкви. Хотя их было не мало по всей стране, и особенно на временно оккупированных территориях, на Украине и в Белоруссии, основной контингент прихожан, как и до войны, составляли старики и старухи, да неутешные вдовы, инвалиды да калеки.
Даже в семинариях (а их открыто было после войны целых восемь да плюс две духовные академии) в основном обучались вчерашние фронтовики.

Окончилась та эпоха в 1956 году. Новый руководитель страны Хрущёв взял курс на разоблачение всей предыдущей эпохи – Сталина. Пять из восьми семинарий были закрыты, множество храмов взорвано.

Начиналась новая эра – Советского Кино и Телевидения.
Сознательное население страны перестало коротать вечера на партийных собраниях. за заучиванием цитат и проработкой разного рода уклонистов. “Возврат к Ленину” означал разоблачительный пафос всего, что в людях оставалось человеческого и патриотического. Продолжателями традиции Зощенко, Ильфа и Петрова явился теперь целый легион “пересмешников” – Райкин, Миров и Новицкий, Штепсель и Тарапунька, Хазанов, Иванов, Петросян.

Окончательной перестройки общественного сознания соответствовала песня из “Земли Санникова”: “Призрачно всё в этом мире бушующем, есть только миг, за него и держись…” Вдруг выяснилось, что жизнь лишена морального смысла и какого-то героического пафоса и содержания, вернее, единственный её смысл – это деньги. А “остальное всё – дре-бе-бе-день!” (клиповая песенка из мультфильма “Остров сокровищ” 1988 года).

Начиналось возрождение Церкви, но… как справедливо определил это “возрождение” академик Сергей Аверинцев – “в позднестарорежимном вкусе”, то есть абсолютно политизированном, бездуховном. Когда, помните, не забыли ещё – “СВЯТОТАТСТВЕННАЯ РУКА НЕЧЕСТИВОГО ПЕТРА”? Теперь это была “рука Сталина”, не Хрущёва, возобновившего после войны гонение на Церковь, закрывавшего семинарии и взрывавшего храмы, но именно Сталина!

Попытки предотвратить окончательный и неминуемый раскол Церкви и распад страны предпринимались (в лице митрополита Львовского Никодима (Руснака), буквально заклинавшего свою галицкую паству в 1988 году воспротивиться возрождаемой “сверху” унии 1596 года, но митрополита Никодима перевели в Харьков, чтобы не мешал “демократизировать” население и возрождать дух самостийности на Украине.

А в самом начале 90-х митрополит Ленинградский Иоанн (Снычёв) и Константин Душенов опубликовали “Самодержавие духа”, как альтернативу знаменитой перестроечной статье митрополита Кирилла (Гундяева) “Экология духа”, но государственников быстро и беспощадно “задвинули”.

Стране и народу предлагалось расставаться со своим прошлым весело, играючи и даже слегка дурачась. Место Игоря Кириллова на экране ТВ заняли Кашпировский и Чумак. А на “Минутке” в городе Грозном место плаката, напоминающего День Победы, заняли красные слова, имитирующие кровь, с характерными капельными подтёками “РУССИШ АМБЕЦ!”

Начинался многомиллионный исход русских – с Кавказа, Средней Азии, из Прибалтики и с Украины. Под улюлюканье и площадную брань, со всеми характерными признаками геноцида. Именно тогда Александром Зиновьевым было авторитетно заявлено: “МЫ ЦЕЛИЛИ В КОММУНИЗМ, А ПОПАЛИ В РОССИЮ!”

Раз начавшись тогда, изгнание русских не прекращается. Их гонят и гонят – последний христианский народ на Земле, а он продолжает жить и даже побеждать, всем прогнозам вопреки, уповая на Господа и вступая в покаянный подвиг Великого поста.

С ПРОЩЁНЫМ ВОСКРЕСЕНЬЕМ И ЗАГОВЕНЬЕМ НА ВЕЛИКИЙ ПОСТ, ДОРОГИЕ МОИ ПРАВОСЛАВНЫЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ!

Игорь Тарханов

РОП ТВ

eb

Next Post

Ср Мар 4 , 2020

Архивы

Рубрики

Метки