ВНИМАНИЕ!

Участниками боевых действий в Афганистане стали 626 жителей Рыбинска и района: из них 12 – погибли, 1 пропал без вести, 15 человек получили ранения. 23 рыбинца награждены орденами, 105 – медалями. Девяти военнослужащим награда присвоена посмертно.

Принятие решения о вводе советских войск

В марте 1979 года, во время мятежа в городе Герат, последовала первая просьба афганского руководства о прямом советском военном вмешательстве (всего таких просьб было около 20). Но комиссия ЦК КПСС по Афганистану, созданная ещё в 1978 году, доложила Политбюро ЦК КПСС об очевидности негативных последствий прямого советского вмешательства, и просьба была отклонена.

Однако гератский мятеж заставил провести усиление советских войск у советско-афганской границы и по приказу министра обороны Д. Ф. Устинова началась подготовка к возможному десантированию в Афганистан посадочным способом 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Было резко увеличено число советских советников (в том числе военных) в Афганистане: с 409 человек в январе до 4500 к концу июня 1979 года[7].
Дальнейшее развитие ситуации в Афганистане — вооружённые выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба и особенно события сентября 1979 года, когда лидер НДПА Нур Мохаммад Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти Хафизуллы Амина — вызвали серьёзное беспокойство у советского руководства. Оно настороженно следило за деятельностью Амина во главе Афганистана, зная его амбиции и жестокость в борьбе за достижение личных целей. При Амине в стране развернулся террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонниками Тараки. Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению её и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи. Советское руководство боялось, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведёт к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил. Более того, по линии КГБ поступала информация о связях Амина в 1960-е годы с ЦРУ и о тайных контактах его эмиссаров с американскими официальными представителями после убийства Тараки.
В итоге было решено готовить свержение Амина и замену его более лояльным СССР лидером. В качестве такового рассматривался Бабрак Кармаль, чью кандидатуру поддерживал председатель КГБ Ю. В. Андропов.
При разработке операции по свержению Амина было решено использовать просьбы самого Амина о советской военной помощи. Всего с сентября по декабрь 1979 года было 7 таких обращений. В начале декабря 1979 года в Баграм был направлен так называемый «мусульманский батальон» — отряд особого назначения ГРУ — специально созданный летом 1979 года из советских военнослужащих среднеазиатского происхождения для охраны Тараки и выполнения особых задач в Афганистане[8]. В первых числах декабря 1979 года министр обороны СССР Д. Ф. Устинов сообщил узкому кругу должностных лиц из числа высшего военного руководства, что в ближайшее время будет, очевидно, принято решение о применении советских войск в Афганистане.[9] С 10 декабря по личному приказанию Д. Ф. Устинова проводилось развёртывание и мобилизация частей и соединений Туркестанского и Среднеазиатского военных округов.[8] Начальник Генерального штаба Н. В. Огарков, однако, был против ввода войск.[10]

Решение о вводе войск было принято на заседании Политбюро 12 декабря 1979 года:

К положению в «А».
1. Одобрить соображения и мероприятия, изложенные т.т. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на т.т. Андропова Ю. В., Устинова Д.Ф., Громыко А.А.
2. Поручить т.т. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий.[11]
По свидетельству В. И. Варенникова, в 1979 году единственным членом Политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А. Н. Косыгин, и с этого момента у Косыгина произошёл полный разрыв с Брежневым и его окружением[10].

13 декабря 1979 года была сформирована Оперативная группа Министерства обороны по Афганистану во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С. Ф. Ахромеевым, приступившая к работе в Туркестанском военном округе с 14 декабря. 14 декабря 1979 года в Баграм был направлен батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, для усиления батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который с 7 июля 1979 года охранял в Баграме советские военно-транспортные самолёты и вертолёты.
Одновременно Кармаль и несколько его сторонников были тайно привезены в Афганистан 14 декабря 1979 года и находились в Баграме среди советских военнослужащих. 16 декабря 1979 года была произведена попытка убийства Х. Амина, но он остался жив, и Кармаля срочно вернули в СССР. 20 декабря 1979 года из Баграма в Кабул был переброшен «мусульманский батальон», который вошёл в бригаду охраны дворца Амина, что существенно облегчило подготовку к запланированному штурму этого дворца. Для этой операции в середине декабря в Афганистан прибыли также 2 спецгруппы КГБ СССР.

До 25 декабря 1979 года в Туркестанском военном округе были подготовлены к вводу в Афганистан полевое управление 40-й общевойсковой армии, 2 мотострелковые дивизии, армейская артиллерийская бригада, зенитно-ракетная бригада, десантно-штурмовая бригада, части боевого и тылового обеспечения, а в Среднеазиатском военном округе — 2 мотострелковых полка, управление смешанного авиакорпуса, 2 авиаполка истребителей-бомбардировщиков, 1 истребительный авиаполк, 2 вертолётных полка, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения. В качестве резерва в обоих округах были отмобилизованы ещё три дивизии. На доукомплектование частей было призвано из запаса более 50 тысяч человек из среднеазиатских республик и Казахстана, и передано из народного хозяйства около 8 тыс. автомобилей и другой техники. Это было крупнейшее мобилизационное развертывание Советской Армии с 1945 года. Кроме того, к переброске в Афганистан также была подготовлена 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия из Белоруссии, которая уже 14 декабря была переброшена на аэродромы в Туркестанском военном округе.

К вечеру 23 декабря 1979 года было доложено о готовности войск к вводу в Афганистан. 24 декабря Д. Ф. Устинов подписал директиву № 312/12/001, в которой говорилось:

«Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создание благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».
Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана директивой не предусматривалось, не был определен порядок применения оружия даже в целях самообороны. Правда, уже 27 декабря появился приказ Д. Ф. Устинова о подавлении сопротивления мятежников в случаях нападения. Предполагалось, что советские войска станут гарнизонами и возьмут под охрану важные промышленные и другие объекты, высвободив тем самым части афганской армии для активных действий против отрядов оппозиции, а также против возможного внешнего вмешательства. Границу с Афганистаном было приказано перейти в 15:00 московского времени (17.00 кабульского) 27 декабря 1979 года. Но ещё утром 25 декабря по наведенному понтонному мосту через пограничную реку Амударья переправился 4-й батальон 56-й гвардейской десантно-штурмовой бригады, которому поставили задачу захватить высокогорный перевал Саланг на дороге Термез — Кабул, чтобы обеспечить беспрепятственный проход советских войск.
В Кабуле части 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии к полудню 27 декабря закончили десантирование посадочным способом и взяли под свой контроль аэропорт, блокировав афганскую авиацию и батареи ПВО. Другие подразделения этой дивизии сосредоточились в назначенных районах Кабула, где получили задачи по блокированию основных правительственных учреждений, афганских воинских частей и штабов, других важных объектов в городе и его окрестностях. Над Баграмским аэродромом после стычки с афганскими военнослужащими установили контроль 357-й гвардейский парашютно-десантный полк 103-й дивизии и 345-й гвардейский парашютно-десантный полк. Они также обеспечивали охрану Б. Кармаля, которого с группой ближайших сторонников вновь доставили в Афганистан 23 декабря.[8]

Бывший начальник Управления нелегальной разведки КГБ СССР, генерал-майор Ю. И. Дроздов, отмечал, что введение советских войск в Афганистан было объективной необходимостью, так как в стране активизировали действия США (они заключили соглашение с Китаем по Афганистану, выдвигали свои технические наблюдательные посты к южным границам СССР). Кроме того, СССР и ранее несколько раз вводил свои войска в Афганистан с подобной миссией и не планировал там надолго задерживаться. По его словам существовал план вывода советских войск из Афганистана в 1980 году, подготовленный лично им, совместно с генералом армии С. Ф. Ахромеевым. Этот документ впоследствии был уничтожен по указанию Председателя КГБ СССР В. А. Крючкова.[13].

Штурм дворца Амина

Вечером 27 декабря советские спецподразделения взяли штурмом дворец Амина, штурм продолжался 40 минут, во время штурма Амин был убит.
Государственные учреждения в Кабуле захватили советские десантники.
В ночь с 27 на 28 декабря Б. Кармаль прибыл в Кабул из Баграма, радио Кабула передало обращение его к афганскому народу, в котором был провозглашен «второй этап революции».[8]

Группа офицеров Министерства обороны СССР, занимавшаяся обобщением опыта боевых действий в Афганистане, весь период пребывания советских войск в Афганистане разделила на следующие четыре этапа:
с декабря 1979 по февраль 1980 — ввод советских войск в Афганистан, размещение их по гарнизонам;
с марта 1980 по апрель 1985 — ведение активных боевых действий, в том числе широкомасштабных, работа по реорганизации и укреплению вооруженных сил ДРА;
с апреля 1985 по январь 1987 — переход от активных действий преимущественно к поддержке афганских войск советской авиацией, артиллерией и саперными подразделениями при том, что подразделения спецназначения продолжали вести борьбу по пресечению доставки оружия и боеприпасов из-за рубежа. В этот период был осуществлен частичный вывод советских войск с территории Афганистана;
с января 1987 по февраль 1989 — участие советских войск в проведении политики национального примирения при продолжающейся поддержке боевой деятельности афганских войск. Подготовка советских войск к выводу и полный их вывод.[14]

В июле в Баграм прибыл батальон из 111-го парашютно-десантного полка (111пдп) 105-ой воздушно-десантной дивизии (105вдд), также состоялось прибытие в Кабул 103-ой воздушно-десантной дивизии, фактически, после штатного переформирования в 1979 году — отдельного батальона 345опдп[15]. Это были первые воинские подразделения и части Советской Армии в Афганистане.

27 ноября в Афганистан прибыли 120 человек личного состава для организации связи будущего командования советских войск в Кабуле с военными советниками при афганских дивизиях. Переброской занималось 10 Управление ГШ МО СССР, она осуществлялась самолетами Ан-22 «Антей» с аэродрома Гостомель. До самой отправки личный состав не знал куда направляется. Весь личный состав был переодет в гражданскую одежду (костюм, белая рубашка, галстук, шляпа и туфли) не советского производства. На отправке в Гостомеле лично присутствовал командующий Киевским краснознамённым военным округом (ККВО) генерал армии Герасимов, который перед самой посадкой на построении сообщил: «Родина поручает вам сложное задание и вы должны выполнить свой воинский долг до конца». Перед посадкой в самолёт каждому был вручён заграничный паспорт гражданина СССР с визой Афганистана на 1,5 года. По прибытию в Афганистан были сформированы узлы связи в 10 провинциях по 12 человек. Узел связи состоял из начальника узла связи (прапорщик или офицер), 2 человека ЗАС (офицер и прапорщик) и 9 солдат срочной службы. На каждый узел связи приходилось три армейских грузовика ГАЗ-66 — два аппаратных (Радиостанция и ЗАС) в кузове кунг и один тентированный для разъездов. Все солдаты до конца своей службы в Афганистане находились в гражданской одежде.
Дислокация узлов связи:
1. Провинция Кабул, г. Кабул, Главный узел;
2. Провинция Нангархар, г. Джелалабад, а фактически — посёлок Самархель, при афганской 25-й горно-пехотной дивизии;
3. Провинция Кундуз, г. Кундуз;
4. Провинция Бадахшан, г. Файзабад;
5. Провинция Балх, г. Мазари-Шариф;
6. Провинция Газни, г. Газни;
7. Провинция Баглан, г. Пули-Хумри;
С 9 по 12 декабря в Афганистан прибывал первый «мусульманский батальон» — 154ооСпН 15обрСпН.
14 декабря состоялось прибытие в Баграм ещё одного отдельного батальона 345опдп.
25 декабря колонны 40-й армии (40А) Туркестанского военного округа пересекают афганскую границу по понтонному мосту через реку Аму-Дарья. Х. Амин выразил благодарность советскому руководству и отдал распоряжение Генеральному штабу Вооружённых Сил ДРА об оказании содействия вводимым войскам[16].
Вечером 27 декабря состоялась операция «Шторм» — штурм дворца Амина.

ЕБ

eb

Next Post

40 лет ввода Советских войск в Афганистан

Сб Янв 4 , 2020

Архивы

Рубрики